Наши контакты: тел.: 8 903 615-90-36, эл.почта: rusla@rusla.ru
   
 
 
 
 
Издания РШБА:

ЖУРНАЛ "ШКОЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА":

НОВЫЕ КНИЖНЫЕ ИЗДАНИЯ:

  

ВЫСТАВКИ В ШКОЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКЕ:

 

Партнеры
 

Статистические данные мониторинга

Содержание

Сводная таблица по количеству присланных анкет дает представление об активности участия субъектов Российской Федерации в мониторинге:

Наименование субъектов Российской Федерации

Характери-стика деятельности библиотекики

Новая должность «Педагог-библиотекарь»

АИБС в библиотеках

ИКТ в библиотеке

Анкета для спец. органов Управл. образования

Центральный Федеральный округ

1

Белгородская область

104

122

117

114

1

2

Брянская область

232

230

232

227

1

3

Владимирская область

210

220

218

220

1

4

Воронежская область

3

4

4

3

1

5

Ивановская область

178

191

191

186

1

6

Калужская область

156

160

154

158

1

7

Костромская область

159

174

170

170

1

8

Курская область

113

106

107

112

1

9

Липецкая область

178

183

176

183

1

10

Московская область

754

765

767

741

1

11

Орловская область

134

140

144

134

1

12

Рязанская область

190

190

191

178

1

13

Смоленская область

209

218

218

202

1

14

Тамбовская область

165

176

178

164

1

15

Тверская область

122

136

137

134

1

16

Тульская область

135

141

136

141

1

17

Ярославская область

74

88

87

88

1

18

Москва

248

252

928

252

1

ИТОГО:

3364

3496

4155

3407

18

Северо-Западный Федеральный округ

19

Республика Карелия

46

53

66

64

1

20

Республика Коми

78

88

85

88

1

21

Архангельская область

247

250

251

237

1

22

Вологодская область

376

361

361

356

1

23

Калининградская область

63

70

70

66

1

24

Ленинградская область

94

91

93

92

1

25

Мурманская область

119

130

136

134

1

26

Новгородская область

108

116

114

116

1

27

Псковская область

111

113

110

114

1

28

Санкт-Петербург

95

108

117

105

1

29

Ненецкий автономный округ

16

16

13

14

1

ИТОГО:

1353

1396

1416

1386

11

Приволжский Федеральный округ

30

Республика Башкортостан

372

374

375

375

1

31

Республика Марий Эл

114

133

138

123

1

32

Республика Мордовия

173

186

186

183

1

33

Республика Татарстан

141

151

148

151

1

34

Удмуртская Республика

133

141

143

135

1

35

Чувашская Республика

130

135

132

125

1

36

Пермский край

127

136

137

137

1

37

Кировская область

185

193

194

194

1

38

Нижегородская область

168

194

191

189

1

39

Оренбургская область

130

168

167

163

1

40

Пензенская область

73

69

61

72

1

41

Самарская область

165

188

188

184

1

42

Саратовская область

319

308

300

312

1

43

Ульяновская область

223

236

248

246

1

ИТОГО:

2453

2612

2608

2589

14

Южный Федеральный округ

44

Республика Адыгея

101

103

117

102

1

45

Республика Калмыкия

2

3

2

3

1

46

Краснодарский край

933

952

953

926

1

47

Астраханская область

191

171

149

156

1

48

Волгоградская область

353

348

366

348

1

49

Ростовская область

3

3

3

3

1

ИТОГО:

1583

1580

1590

1538

6

Северо-Кавказский Федеральный округ

50

Республика Дагестан

18

16

20

18

1

51

Республика Ингушетия

5

3

6

4

1

52

Кабардино-Балкарская Республика

91

106

108

101

1

53

Карачаево-Черкесская Республика

2

3

3

2

1

54

Республика Северная Осетия – Алания

94

89

94

90

1

55

Чеченская Республика

278

255

241

251

1

56

Ставропольский край

226

228

227

213

1

ИТОГО:

714

700

699

679

7

Уральский Федеральный округ

57

Курганская область

92

101

99

101

1

58

Свердловская область

179

183

184

160

1

59

Тюменская область

111

110

109

109

1

60

Челябинская область

25

28

28

26

1

61

Ханты-Мансийский автономный округ – Югра

90

92

91

90

1

62

Ямало-Ненецкий автономный округ

2

3

3

3

1

ИТОГО:

499

517

514

489

6

Сибирский федеральный округ

63

Республика Алтай

95

102

97

103

1

64

Республика Бурятия

42

54

55

52

1

65

Республика Тыва

128

130

132

120

1

66

Республика Хакасия

59

63

68

55

1

67

Алтайский край

273

276

278

250

1

68

Забайкальский край

4

5

5

3

1

69

Красноярский край

429

431

428

422

1

70

Иркутская область

48

53

66

59

1

71

Кемеровская область

403

330

331

317

1

72

Новосибирская область

177

189

192

192

1

73

Омская область

107

115

130

117

1

74

Томская область

108

126

124

114

1

ИТОГО:

1873

1874

1906

1804

12

Дальневосточный Федеральный округ

75

Республика Саха (Якутия)

3

3

3

3

1

76

Камчатский край

82

84

79

84

1

77

Приморский край

112

123

124

114

1

78

Хабаровский край

79

120

123

127

1

79

Амурская область

277

254

235

250

1

80

Магаданская область

9

9

12

9

1

81

Сахалинская область

130

130

133

132

1

82

Еврейская автономная область

34

35

30

31

1

83

Чукотский автономный округ

2

2

3

2

1

ИТОГО:

728

760

742

752

9

ВСЕГО:

12567

12935

13630

12644

83

Таким образом, в ходе проведения мониторинга было собрано следующее количество анкет:

Краткое название анкеты

Количество заполненных анкет

1

Характеристика деятельности библиотеки общеобразовательного учреждения

12567

2

Новая должность – «ПЕДАГОГ-БИБЛИОТЕКАРЬ»

12935

3

Использование автоматизированных информационно-библиотечных систем в библиотеках общеобразовательных учреждений

13630

4

ИКТ в школьной библиотеке

12644

5

Бланк для специалистов региональных органов исполнительной власти, осуществляющих управление в сфере образования

83

ИТОГО:

51859

В ходе проведения электронного мониторинга всего было получено 51859 анкет.

В соответствии с названными целями и задачами были разработаны пять исследовательских документов (анкет). В результате заполнения респондентами веб-форм этих анкет, выложенных в открытом доступе в сети Интернет в мае-июне 2012 г. было получено 51859 электронных документов (включая присланные в альтернативном виде 3249 анкет, вручную введенных в веб-формы). Сводные данные об анкетах и их заполнении представлены в таблице 1.

Таблица 1.

Исследовательские документы и их заполнение

Краткое название и номер анкеты

Количество вопросов в анкете

Количество заполненных анкет

Общее

В том числе, открытых

Характеристика деятельности библиотеки – анкета 1 (Приложение 1)

70

44

12567

Новая должность – «педагог-библиотекарь» – анкета 2 (Приложение 2)

25

1

12935

Использование АИБС – анкета 3 (Приложение 3)

19

3

13630

ИКТ в школьной библиотеке – анкета 4 (Приложение 4)

17

5

12644

Бланк для специалистов региональных органов исполнительной власти – анкета 5 (Приложение 5)

21

9

83

В таблице 2 представлена информация о том, насколько активно участвовали в исследовании сотрудники школьных библиотек различных регионов России (использована информация из анкет 1-4).

Таблица 2.

Участие образовательных учреждений субъектов Российской Федерации в мониторинге.

Наименование субъектов Российской Федерации

Количество библиотек в субъекте РФ

Количество участников мониторинга

Процент участников

мониторинга

Центральный федеральный округ

Белгородская область

528

122

23,1

Брянская область

520

232

44,6

Владимирская область

331

220

66,5

Воронежская область

786

4

0,5

Ивановская область

258

191

74,0

Калужская область

345

160

46,4

Костромская область

255

174

68,2

Курская область

606

113

18,6

Липецкая область

302

183

60,6

Московская область

1559

767

49,2

Орловская область

345

144

41,7

Рязанская область

483

191

39,5

Смоленская область

398

218

54,8

Тамбовская область

374

178

47,6

Тверская область

427

137

32,1

Тульская область

563

141

25,0

Ярославская область

397

88

22,2

г. Москва

1550

867

55,9

Итого

10027

4130

41,2

Северо-Западный федеральный округ

Республика Карелия

211

66

31,3

Республика Коми

347

88

26,8

Архангельская область

413

251

60,2

Вологодская область

439

361

82,2

Калининградская область

167

70

44,9

Ленинградская область

343

93

27,4

Мурманская область

148

136

91,9

Новгородская область

183

116

63,4

Псковская область

233

113

49,4

г. Санкт-Петербург

690

117

18,1

Ненецкий автономный округ

43

16

37,2

Итого

3217

1427

44,3

Приволжский федеральный округ

Республика Башкортостан

1632

375

23,3

Республика Марий Эл

244

138

56,6

Республика Мордовия

333

186

57,4

Республика Татарстан

1279

151

12,3

Удмуртская республика

463

143

30,9

Чувашская Республика

571

135

23,6

Пермский край

831

137

18,5

Кировская область

532

194

40,2

Нижегородская область

960

194

20,2

Оренбургская область

946

168

19,2

Пензенская область

375

73

19,5

Самарская область

717

188

28,7

Саратовская область

964

319

33,1

Ульяновская область

375

248

66,1

Итого

10222

2649

25,9

Южный федеральный округ

Республика Адыгея

155

117

75,5

Республика Калмыкия

129

3

2,3

Краснодарский край

1150

953

82,9

Астраханская область

304

149

62,8

Волгоградская область

814

366

45,3

Ростовская область

1102

3

0,3

Итого

3654

1591

43,5

Северо-Кавказский федеральный округ

Республика Дагестан

1263

20

1,6

Республика Ингушетия

98

6

6,1

Кабардино-Балкарская республика

257

108

39,7

Карачаево-Черкесская республика

162

3

1,9

Республика Северная Осетия-Алания

176

94

53,4

Чеченская Республика

398

278

69,8

Ставропольский край

584

228

39,0

Итого

2938

737

25,1

Уральский федеральный округ

Курганская область

540

101

19,6

Свердловская область

1108

184

17,1

Тюменская область

501

109

24,0

Челябинская область

790

28

3,9

Ханты-Мансийский автономный округ- Югра

350

92

26,3

Ямало-Ненецкий автономный округ

132

3

2,3

Итого

3421

517

15,1

Сибирский федеральный округ

Республика Алтай

144

103

72,9

Республика Бурятия

371

54

16,2

Республика Тыва

151

132

87,4

Республика Хакасия

176

68

33,5

Алтайский край

1063

278

26,0

Забайкальский край

562

5

0,9

Красноярский край

1044

431

41,3

Иркутская область

829

66

7,1

Кемеровская область

702

403

57,4

Новосибирская область

927

192

21,0

Омская область

794

130

16,0

Томская область

281

126

44,8

Итого

7044

1988

28,2

Дальневосточный федеральный округ

Республика Саха (Якутия)

615

3

0,5

Камчатский край

115

84

77,4

Приморский край

499

124

25,9

Хабаровский край

402

127

34,3

Амурская область

360

277

76,9

Магаданская область

50

12

20,0

Сахалинская область

173

133

76,9

Еврейская автономная область

72

35

48,6

Чукотский автономный округ

42

3

7,1

Итого

2328

798

34,2

ВСЕГО:

42857

13837

32,3

Таким образом, наиболее активным округом-участником мониторинга оказался Северо-Западный –1427 библиотек (44,3 процента от общего числа школ в округе). Такой результат достигнут, в основном, за счёт активности Архангельской – 251 библиотека (60,2 процента от общего числа школ в регионе), Вологодской – 361 библиотека (82,2 процента), Мурманской – 136 (91,9) и Новгородской – 116 (63,4) областей.

Наименее активным оказался Уральский федеральный округ – 517 школьной библиотеки (15,1 процента).

Разброс активности регионов внутри округов достаточно велик. Например, в Южном федеральном округе при общем результате более 43,5 процента очень большой охват в Краснодарском крае (82,9 процента) и в Адыгее (75,5). Низкий процент в Ростовской области и Калмыкии (соответственно 0,3 и 2,3).

Подобная картина наблюдается в Северо-Кавказском, Уральском, Сибирском и Дальневосточном округах.

Рассмотрим теперь, из каких именно школ были получены анкеты. Что касается типа населённого пункта, то 6726 школ (52 процента), в которых работают библиотеки-участницы исследования – сельские; 65 (0,5процента) – поселковые; 6144 (47,5) – городские. В большей степени преобладают сельские школы среди участников из Чеченской республики, республик Адыгея, Алтай, Мордовия, Тыва; Алтайского, Краснодарского краёв; Амурской, Астраханской, Калужской, Курганской, Липецкой, Оренбургской, Саратовской, Смоленской областей. Городские школы в большой степени преобладают среди участников (кроме Москвы и Санкт-Петербурга) из Удмуртской, Чувашской республик, Приморского, Хабаровского краёв, Ивановской, Кемеровской, Московской, Мурманской, Тверской, Тульской, Тюменской областей, Ханты-Мансийском автономного округа. (Данные взяты из материалов анкеты 4; учтены лишь случаи, когда прислано достаточно большое количество анкет.)

По типу образовательного учреждения: 9830 школ (76 процентов) – средние общеобразовательные; 1151 (8,9 процента) – гимназии и лицеи; 2238(17,3 процента) – основные общеобразовательные школы; 207 (1,6 процента) – коррекционные школы.

Материально-техническая база школьных библиотек

Показатели состояния материально-технической базы школьных библиотек характеризуются большим разбросом. Понятно, что ситуация в той или иной конкретной библиотеке зависит не только от общей финансово-экономической ситуации в регионе, в городе, но и от ситуации в конкретной школе. В частности, площади библиотек, площади читальных залов (там, где они имеются) объективно различаются в разных по величине школах, построенных по разным проектам, находящихся в больших, средних и малых городах, в сёлах. Читальные залы имеют 48 процентов библиотек, участвовавших в мониторинге.

Уровень развития информационно-компьютерных технологий в своих библиотеках респонденты оценивают гораздо ниже, чем соответствующий уровень в школах, где они работают. Не удивительно, что это часто определяет и их мнения о том, что в школах (и шире – в сфере образования) их деятельность недооценивается, не выступает в качестве важной и нужной.

У 1202 библиотек (8,8 процента) вообще нет доступа к информационно-компьютерным технологиям. Более 80 процентов библиотек имеют, по крайней мере, один компьютер для сотрудника, 20 процентов из них располагает ещё и компьютерами для учащихся и преподавателей. Судя по ответам респондентов, очень часто это старая, часто выходящая из строя техника.

Площади библиотек. Читальные залы

Классификация данных о площади библиотек (это был открытый вопрос) представлена в Приложении 8. Следующая таблица лишь обобщает данный вопрос:

Таблица 3.

Площади библиотек

Диапазон
площади библиотеки (м2)

Процент респондентов, назвавших площади данного диапазона

Менее 25

15,1

От 25 до 60

45,3

От 60 до 100

28,0

Более 100

11,8

Таким образом, ниже архитектурных проектных норм (не меньше 25 м2 на школьную библиотеку) расположены 1849 библиотек (25,1 процента). Были присланы комментарии типа «приспособленное помещение 8 кв.м», «15 метров – и это правда!» и даже «в шкафу в учительской».

Самые маленькие библиотеки (меньше нормы 25 м2) находятся в Курской (39,6 процентов), Калужской (38,7), Липецкой (31,2) областях, а также в республике Алтай (37,9 процента), Чеченской республике (31,7), в Хакасии (27,1) и Тыве (21,9 процента).

В отведенные номы укладываются 5560 библиотек (45,3процента) и приближаются к минимальной площади классных помещений 60.., более 20 процентов – меньшей площадью. 4892 библиотеки принявших участие в исследовании (39,8процентов), имеют площади больше 60 м2. Часть из них –1451 библиотека – располагают территорией более 100 м2. И речь идёт не только о школах в столицах и больших городах (Тверь, Сочи, Ставрополь, Томск, Нижний Новгород), но и о школах в средних и малых городах, посёлках. Например, более 100 м2 занимают библиотеки школы № 6 г. Лесосибирска Красноярского края, школы № 18 г. Невинномысска Ставропольского края, школы № 25 станицы Анастасиевской Краснодарского края; все эти библиотеки располагают большими читальными залами.

Интересный пример – библиотека школы № 3 села Кулунды Кулундинского района Алтайского края. Её страница на сайте школы (http://www.alted.ru/oo999/bic.jsp) сообщает, что площадь библиотеки – 138 м2, она включает в себя читальный зал, зону выдачи и компьютерную зону.

На вопрос о наличии в библиотеке читального зала положительно ответили 47,9 процентов респондентов, то есть из представленных в исследовании библиотек читальный зал имеют чуть менее половины. Многие подчёркивали в своих ответах, что читальные залы у них совмещены с абонементом; были ответы типа «5 посадочных мест», «10 посадочных мест», «поставлено три стола для читателей в абонементе» и т.п.

Наличие читального зала в школьной библиотеке

Нет

26388

52,1 %

Есть

5883

47,9 %

 


  

    

Таблица 5.

Площади читальных залов там, где они есть

Диапазон площади читального зала (м2)

Процент респондентов, назвавших площади данного диапазона

5 и меньше

1,1

5-10

6,7

11-15

11,6

16-25

17,5

25-50

21,1

51-60

14,4

61-100

11,4

Больше 100

2,7

51-60

8,7

61-80

6,2

Информационно-компьютерные технологии в школах и школьных библиотеках: некоторые общие характеристики

Ответы на открытый вопрос о количестве компьютеров в школе мы свели в таблицу. Как и можно было предполагать, ситуация в школах весьма различна.

Таблица 6.

Компьютеры в школах

Количество компьютеров, штук

Распределение по школам, %

До 10

16,6

11-20

22,3

21-30

16,6

31-50

23,1

51-100

17,3

101-200

3,5

Больше 200

0,6

Таким образом, в 5036 школах (38,9 процентов от 12947 ответивших на анкету школ) имеется не более 20 компьютеров, в 2150 школ (16,6 процентов) – не более 10. Почти четверть – 23,1 процента – располагает парком 31 до 50 машин (2990 школ), а 2240 школ (17,3 процента) – парком от 51 до 100 машин. 530 образовательных учреждений (4,1 процента) имеют в распоряжении более 100 компьютеров.

При этом, судя по данным анкетирования, со школьных компьютеров осуществляется выход в Интернет. Лишь 39 респондентов (0,3 процента) сказали, что в их школах это невозможно. Остальные ответы на этот (открытый) вопрос мы классифицировали и представляем в таблице 7.

Таблица 7.

Школьные компьютеры: выход в Интернет

Количество компьютеров с выходом в интернет, штук

Распределение по школам, %

1

10,3

2-5

16,8

6-10

14,6

11-20

24,1

21-30

11,6

31-50

12,8

51-100

7,8

Более 100

1,7

Таким образом, в 3483 школах (26,9 процентов), попавших в наш мониторинг, в Сеть выходят до 5 компьютеров. Самая большая группа школ (3120, почти четверть по массиву – 24,1 процент) располагает 11-20 компьютерами с выходом в Сеть; примерно такой же будет и средняя величина по массиву. О количестве более 50 таких компьютеров в школе заявили 1230 респондента (9,5 процентов).

На вопрос, есть ли у них в школе локальная сеть (Анкета №3), 9840 респондентов (76 процентов) ответили положительно:

Наличие локальной сети в школьных библиотеках


Да

9840

76%

Нет

3107

34 %



 

Оценивая в целом (Анкета №1) материально техническое обеспечение школьных библиотек, наши респонденты отметили, что в библиотеках есть следующее техническое оборудование:

библиотечное оборудование 67,2 %

персональные компьютеры 79,9 %

сканер 32,5 %

принтер 63,4 %

проектор 12,7 %

магнитофон 17,4 %


Материально-техническое обеспечение библиотеки

библиотечное оборудование

8478

67,2 %

персональные компьютеры

10080

79,9 %

сканер

4100

32,5 %

принтер

7968

63,4 %

проектор

1602

12,7 %

магнитофон

2195

17,4 %

Другое

1634

12,5 %




 

Кроме этого, 1570 респондентов (12,5 процента) в ответах упоминали: телевизоры, ксероксы, DVD и DVD-проигрыватели, видеомагнитофоны (нередко), а также, ноутбуки, музыкальные центры, интерактивные доски, домашние кинотеатры, видео-, фото и вебкамеры, брошюраторы, электронные книги, wi-fi оборудование и др. Отметим также, что в другой анкете (№4) наличие сканера подтвердили более 5065 респондентов (более 40 процентов), а наличие принтеров и ксероксов – 8482 (более 67 процентов) из 12644 опрошенных.

289 респондентов (2,3 процента) ответили, что в их библиотеках нет ничего из перечисленного. Нередко их ответы сопровождались соответствующими комментариями:

Из техники ничего нет.

Не обеспечена.

Один компьютер, библиотечное оборудование старое.

Только рабочий стол и стул.

Степень состояния информационно-компьютерных технологий в школе и школьной библиотеке по регионам представлена в Приложении 6. Респонденты оценивают следующим образом (анкета №1):

Оценка состояния информационно-компьютерных технологий в школах

высокая

1244

9,9 %

средняя

7980

63,5 %

низкая

3330

26,5 %




 

Лучше всех по ответам на этот вопрос выглядит Тюменская область: здесь 60 библиотекарей (54 процента) отметили высокую степень развития ИКТ в своих библиотеках, и 9 (8 процентов) – низкую. В 30 процентах библиотек Пензенской области говорят о высокой степени развития ИКТ, по 20 процентов библиотекарей могут заявить об этом же в Москве, Санкт-Петербурге, в Тверской и Калининградской областях, в Республике Карелии.

Хуже всего, судя по результатам исследования, обстоит дело в Курской области: здесь 59 респондентов (52 процента) констатировали низкую степень развития ИКТ в своих библиотеках, а о высокой степени говорят менее 2 процентов. Непосредственно за ней следуют Смоленская область (соответственно, 48 процентов низкая и 5 процентов высокая); Костромская область, Республики Адыгея и Тыва (46 и 1–3 процента), Республики Алтай, Башкортостан, Марий Эл (40 и 1–3 процента). 

В анкете №4 респондентов просили ответить на вопрос, каков уровень автоматизации библиотечных процессов в их библиотеках (то есть не в школе в целом). Здесь были получены совсем другие ответы:

высокий уровень 229 ответов (1,8 %)

средний 3115 ответов (24,5 %)

низкий 6510 ответов (51,2 %)

затрудняюсь ответить 2860 ответов (22,5 %)

Таким образом, ИКТ в своих библиотеках респонденты оценивают (когда считают, что могут его оценить) гораздо ниже, чем соответствующий уровень в школах, где они работают. Не удивительно, что это часто определяет и их мнения о том, что в школах (и шире – в сфере образования) их деятельность недооценивается, не выступает в качестве важной и нужной.

В анкете 3 был открытый вопрос о компьютерном оснащении школьных библиотек. Классифицированные данные представлены в Таблице 8.

Таблица 8.

Компьютеры в школьных библиотеках

Количество компьютеров, штук

Распределение по школам, %

Нет компьютеров

8,8

1

65,3

2

11,9

3

4,9

4

2,5

5

1,4

6-10

2,3

Более 10

0,9

О том, что в их библиотеке более 10 компьютеров, сказали менее 1 процента респондентов (116 человек). При этом разброс внутри этого сравнительно небольшого массива очень велик: речь могла идти как двух-трёх десятках, так и о числе, близком к 100, более 100 и даже более 200. Между тем, большинство респондентов отметило наличие в библиотеке лишь одного компьютера, а 1200 библиотек (8,8 процента от 13630) не имеют их вовсе. В этой связи интересно обратиться к данным анкеты № 2, которая включала в себя вопрос о степени обеспеченности библиотеки средствами ИКТ.

Ответы на вопрос (их можно было дать несколько) распределились следующим образом:

Варианты ответов на вопрос об обеспеченности библиотек средствами ИКТ

Количество ответов

Распределение, %

библиотека оснащена всем необходимым оборудованием

6317

48,1

в библиотеке есть доступ в Интернет

1917

14,6

в библиотеке есть компьютер для библиотекаря

10870

82,8

в библиотеке есть компьютеры для учащихся и педагогов

2640

20,1

нет, не оснащена1

1034

8,0

Видно, что подавляющее большинство (более 80 процентов) действительно имеют, по крайней мере, один компьютер для сотрудника, а каждая пятая располагает компьютерами для учащихся и преподавателей. Нельзя не отметить при этом, что во многих анкетах подчёркивается: компьютеры старые.

Четыре компьютера в школе, и те старые.

К сожалению, кроме старого компьютера, оборудования больше нет.

Вся эта техника устарела и дышит на ладан.

Почти каждая вторая школьная библиотека имеет выход в Интернет. Однако разброс здесь достаточно велик: в ряде регионов такой доступ доступен библиотекам гораздо реже. В Адыгее, например, доступ в Сеть имеют менее 19 процентов библиотек-респондентов (о том, что ИКТ в библиотеке вообще отсутствуют, здесь заявили около 29 процентов); в Башкортостане соответствующие цифры – 15,7 и 25 процентов; в Курской области – 9,5 и 49; в Смоленской – 8,7 и 33; в Чеченской республике – 7,7 и 25 процентов. (Учтены лишь случаи, когда из региона прислано достаточно большое количество анкет.)

Конечно, есть разница между городскими и сельскими школами. В городских школах всем необходимым оснащены около 19 процентов библиотек, в сельских – 10,4. В Интернет можно выйти из 56 процентов библиотек в городских школах, а в сельских – из 37. В городе почти 90 процентов школьных библиотекарей имеют компьютер, в селе – 77. Компьютеры для учащихся и педагогов есть в 27 процентах городских школьных библиотек, в сельских же соответствующая цифра – менее 13 процентов.

Судя по результатам исследования, около 9 процентов библиотек вообще не имеют доступа к информационно-компьютерным технологиям (в городе таких 2, в селе – 9,5 процента). Многие респонденты отметили, что им приходится пользоваться соответствующим оборудованием в компьютерном классе, в кабинете информатики.

Нередко ответы сопровождаются характерными высказываниями:

Тоска от « каменного века». Позиция руководства: «вам зачем?».

Оборудование есть, нет средств на содержание оборудования.

Не имеется, по причине отсутствия финансирования, по причине малокомплектности.

Библиотечный компьютер установлен не в библиотеке, в связи с недостатком места.

Доступа к Интернету и локальной сети нет, нет другого необходимого оборудования для обучения.

В библиотеке нет интернета. Компьютеры очень старые, принтер вышел из строя. Хочется работать по новому, но нет условий. Интернет дома, а ноутбук устала носить из дома на работу, а с работы домой.

Один компьютер и три пользователя: администратор, библиотекарь, ученики.

Всё отсутствует!

Состояние библиотечных фондов

Результаты исследования говорят о том, что состояние фондов большинства библиотек-участниц – неудовлетворительное и не соответствует потребностям современного школьника, нуждам современной системы среднего образования. Специалисты региональных органов образования фиксируют ситуацию, при которой уровень комплектования школьных библиотек в их регионах – средний, а степень изношенности фонда – от 30 до 50, или от 50 до 70 процентов.

Ответы респондентов-библиотекарей показывают, что основные фонды их библиотек малы по объёму и содержат мало новых изданий. Полнее всего в школьных библиотеках представлена гуманитарная литература (книги по истории, искусству, языкознанию и литературоведению) и естественно-научная литература. Крайне мало литературы по технике и информатике, социально-экономической литературы.

Отсутствие или крайняя ограниченность средств препятствует нормальной подписке на периодику. Более 15 процентов (1890 библиотек), участвовавших в мониторинге, вовсе не имеют новых газет и журналов, ещё 994 (около 8 процентов) подписаны лишь на 1-2 издания; 3762 библиотеки-участницы (около 30 процентов) вовсе не выписывает периодических изданий для школьников; 2523 библиотеки (более 20 процентов) не выписывает периодики для педагогов.

Судя по данным мониторинга, материалы на электронных носителях сегодня постепенно входят в фонды школьных библиотек: их имеют 10807 библиотек-участниц (86 процентов). Респонденты утверждают, что образовательные и информационные электронные ресурсы соответствуют (полностью или частично) учебному плану и образовательным программам. Благополучнее всего здесь выглядит ситуация с учебной литературой. Не хватает художественной литературы для старшеклассников, научно-популярных и справочных изданий.

Объёмы фондов

Анализируя ответы на вопросы (открытые) про объёмы библиотечных фондов в 2009, 2010 и 2011 гг., мы убедились, что не произошло никаких изменений, которые могли бы быть зафиксированы в процессе мониторинга. Процентное распределение библиотек с разными объёмами фондов остаётся неизменным и представлено в таблице 10.

Таблица 10.

Общие объёмы фондов школьных библиотек

Количество экземпляров книг

Распределение по школам, %

До 500

1,4

От 500 до 1000

1,3

От 1000 до 3000

8,4

От 3000 до 5000

9,9

От 5000 до 10000

22,8

От 10000 до 20000

32,7

От 20000 до 50000

22,0

Более 50000

1,5

Таким образом, около трети библиотек, сотрудники которых приняли участие в исследовании, обладают фондом от 10 до 20 тысяч экземпляров, и это самая большая группа. Примерно каждая пятая библиотека имеет фонд от 5 до 10 тысяч, столько же – от 20 до 50 тысяч; немногим меньше обладают фондом от 1 до 5 тысяч. Совсем маленькие (до тысячи) и очень большие (более 50 тысяч) встречаются крайне редко.

Неизменными, как показал, анализ остаются доли учебной литературы и литературы для педагогов.

Таблица 11.

Объёмы фондов учебной литературы

Количество экземпляров книг

Распределение по школам, %

Нет такой литературы

0,4

До 100

1,4

От 100 до 500

7,0

От 501 до 1000

10,4

От 1000 до 2000

16,5

От 2000 до 5000

27,2

От 5000 до 10000

20,6

Более 10000

16,5

Менее 1 тысячи экземпляров учебной литературы, по результатам 2009-2011 гг. имела почти каждая пятая библиотека. При этом почти у половины библиотек-участниц этот фонд составляет от 2 до 10 тысяч экземпляров.

Таблица 12.

Объёмы фондов литературы для педагогов

Количество экземпляров книг

Распределение по школам, %

Нет такой литературы

4,6

До 50

9,9

От 51 до 100

6,2

От 101 до 200

10,1

От 201 до 300

8,6

От З01 до 500

12,8

От 501 до 1000

19,4

От 1000 до 2000

16,6

От 2000 до 5000

9,8

Более 5000

2,0

Около 5 процентов библиотек отметили, что книг для педагогов вовсе не имеют. В каждой шестой библиотеке (14,5 процента) – менее 100 экземпляров такой литературы. Больше всего ответов располагаются в диапазонах «от 500 до 1 тысячи» и «от 1 до 2 тысяч», а в сумме эти группы дают более 26 процентов всех ответов.

Основные (за исключением учебников) фонды: состояние, объёмы, структура

Больше половины (55,3 процента) заполнивших анкету №5 специалистов из региональных органов исполнительной власти считают нынешний уровень комплектования основных фондов библиотек в своих регионах средним, 12,8 процента назвали его высоким, 31,9 – низким. Что касается изношенности этих фондов, то мнения специалистов распределились следующим образом:

до 30 процентов изношенности 19,2 %

от 30 до 50 процентов 38,3 %

от 50 до 70 процентов 31,9 %

более 70 процентов 10,6 %

В таблице 13 представлена конкретная ситуация в регионах.

Таблица 13.

Состояние основных фондов по данным от органов управления образования

Субъекты Российской Федерации

Уровень комплектования

Изношенность фондов, %

Центральный федеральный округ

Белгородская область

Средний

От 30 до 50

Брянская область

Низкий

От 30 до 50

Владимирская область

Средний

От 30 до 50

Воронежская область

Средний

От 50 до 70

Ивановская область

Средний

От 30 до 50

Калужская область

Низкий

От 30 до 50

Костромская область

Низкий

От 30 до 50

Курская область

Низкий

От 50 до 70

Липецкая область

Низкий

От 30 до 50

Московская область

Низкий

От 30 до 50

Орловская область

Низкий

От 30 до 50

Рязанская область

Средний

До 30

Смоленская область

Низкий

До 30

Тамбовская область

Средний

До 30

Тверская область

Низкий

От 30 до 50

Тульская область

Средний

От 50 до 70

Ярославская область

Средний

От 50 до 70

Москва

Средний

От 50 до 70

Приволжский федеральный округ

Республика Башкортостан

Средний

От 50 до 70

Республика Марий Эл

Средний

От 50 до 70

Республика Мордовия

Средний

От 30 до 50

Республика Татарстан

Средний

От 50 до 70

Удмуртская Республика

Низкий

От 50 до 70

Чувашская республика

Средний

От 30 до 50

Пермский край

Низкий

От 30 до 50

Кировская область

Низкий

От 50 до 70

Нижегородская область

Средний

От 30 до 50

Оренбургская область

Средний

От 30 до 50

Пензенская область

Средний

От 30 до 50

Самарская область

Средний

До 30

Саратовская область

Средний

До 30

Ульяновская область

Средний

От 30 до 50

Дальневосточный федеральный округ

Республика Саха

Средний

От 30 до 50

Камчатский край

Высокий

От 30 до 50

Приморский край

Средний

От 30 до 50

Хабаровский край

Низкий

Более 70

Амурская область

Средний

От 50 до 70

Магаданская область

Средний

До 30

Сахалинская область

Высокий

До 30

Еврейская автономная область.

Средний

От 30 до 50

Чукотский автономный округ

Высокий

До 30

Уральский федеральный округ

Курганская область

Высокий

От 30 до 50

Свердловская область

Средний

От 30 до 50

Тюменская область

Высокий

От 30 до 50

Челябинская область

Средний

От 50 до 70

Ханты-Мансийский автономный округ – Югра

Средний

От 30 до 50

Ямало-Ненецкий автономный округ – Югра

Средний

От 30 до 50

Северо-Западный федеральный округ

Республика Карелия

Средний

От 50 до 70

Республика Коми

Средний

От 50 до 70

Архангельская область

Низкий

От 30 до 50

Вологодская область

Средний

От 30 до 50

Калининградская область

Высокий

До 30

Ленинградская область

Средний

От 30 до 50

Мурманская область

Средний

От 30 до 50

Новгородская область

Низкий

Более 70

Псковская область

Средний

От 30 до 50

Санкт-Петербург

Средний

От 50 до 70

Ненецкий Автономный округ

Средний

До 30

Северо-Кавказский федеральный округ

Республика Дагестан

Низкий

От 50 до 70

Республика Ингушетия

Средний

От 30 до 50

Кабардино-Балкарская Республика

Средний

От 50 до 70

Карачаево-Черкесская Республика

Средний

От 50 до 70

Республика Северная Осетия

Низкий

От 50 до 70

Чеченская Республика

Низкий

До 30

Ставропольский край

Средний

От 30 до 50

Южный федеральный округ

Республика Адыгея

Низкий

Более 70

Республика Калмыкия

Низкий

От 30 до 50

Краснодарский край

Средний

От 50 до 70

Астраханская область

Средний

От 50 до 70

Волгоградская область

Низкий

Более 70

Волгоградская область

Средний

От 30 до 50

Сибирский федеральный округ

Республика Алтай

Низкий

От 50 до 70

Республика Бурятия

Средний

От 30 до 50

Республика Тыва

Низкий

От 50 до 70

Республика Хакасия

Низкий

От 30 до 50

Алтайский край

Средний

От 30 до 50

Збайкальский край

Средний

От 30 до 50

Красноярский край

Средний

От 50 до 70

Иркутская область

Средний

От 30 до 50

Кемеровская область

Низкий

От 50 до 70

Новосибирская область

Средний

От 30 до 50

Омская область

Высокий

До 30

Томская область

Средний

От 30 до 50

Как видно из таблицы, наиболее часто специалисты фиксируют ситуацию, при которой уровень комплектования школьных библиотек в регионе – средний, а степень изношенности фонда – от 30 до 50 процентов или от 50 до 70 процентов. Лучше всего выглядит положение в Сахалинской, Калининградской и Омской областях, Чукотском Автономном округе (высокий уровень комплектования при сравнительно малом проценте изношенности фондов); хуже всего – в Хабаровском крае, Республике Адыгея, Новгородской и Волгоградской областях (низкий уровень комплектования при наиболее высоком проценте изношенности).

Мы просили респондентов оценить объёмы основных фондов своих библиотек. Вопрос был открытым, ответы распределены нами по диапазонам и представлены в таблице 14.

Таблица 14.

Объёмы основных (кроме учебников) фондов библиотек

Количество экземпляров, тыс.

Распределение по школам, %

До 0,5

3,1

От 0,5 до 1,0

2,8

От 1 до 3 тысяч

12,8

От 3 до 5 тысяч

14,2

От 5 до 10 тысяч

30,1

От 10 до 20 тысяч

29,6

От 20 до 50 тысяч

7,0

Более 50 тысяч

0,3

Таким образом, 30 процентов библиотек-участниц имеют основные фонды от 5 до 10 тысяч книг, а ещё более трети – фонды большего объёма. При этом у 6 процентов основной фонд не превышает 1000 экземпляров.

Рассмотрим теперь, какова структура этих фондов. Сначала обратимся к вопросу о том, сколько там содержится художественной литературы.

Таблица 15.

Объёмы фондов художественной литературы

Количество экземпляров

Распределение по школам, %

Нет такой литературы

1,0

До 500

5,9

От 500 до 1 тысячи

4,9

От 1 до 2 тысяч

10,0

От 2 до 3 тысяч

9,6

От 3 до 5 тысяч

17,9

От 5 до 7 тысяч

15,6

От 7 до 10 тысяч

16,4

От 10 до 15 тысяч

12,4

От 15 до 20 тысяч

3,7

Больше 20 тысяч

2,2

Не выделено, не ведётся учёт, не знаю

0,4

Видно, что самые большие группы составляют библиотеки с фондами художественной литературы в диапазонах 3-5 тысяч, 5-7 тысяч, 7-10 тысяч. В сумме эти библиотеки дают половину всего массива. Почти 20 процентов библиотек располагают фондами большего размера. При этом около 11 процентов имеют фонд художественной литературы менее тысячи экземпляров, а 1 процентов – вовсе её не имеет.

В таблице 16 собрана классифицированная нами информация из ряда открытых вопросов о величине фондов отраслевой литературы.

Таблица 16.

Объёмы фондов отраслевой литературы, %.

Количество экземпляров

Социально-экономическая

Истори-ческая, по искусству

Естественно-научная

По технике, информатике

По валеологии

По языкознанию, литературо-ведению

Нет

12,8

3,3

4,9

8,1

6,7

7,1

До 10

7,1

3,0

3,2

8,2

7,6

4,7

11-20

8,6

3,7

4,2

8,8

9,3

4,6

21-30

7,1

3,6

3,6

7,2

8,6

3,7

31-50

9,1

6,6

6,6

11,9

12,4

6,5

51-100

13,4

10,5

10,4

16,8

18,9

10,8

101-150

8,3

8,4

7,9

10,3

10,8

7,8

151-200

4,5

6,1

6,1

6,6

6,7

5,6

201-300

6,8

11,8

10,1

8,5

7,8

10,4

301-500

7,0

14,3

13,5

7,4

6,3

13,6

501-1000

5,8

15,1

16,1

4,3

3,3

14,4

1001-2000

3,7

7,9

8,9

1,2

1,0

7,8

2001-5000

1,6

2,8

2,8

0,4

0,3

2,5

Больше 5 тысяч

0,2

0,3

0,4

0,1

0,1

0,3

Нет такой статистики

4,0

2,6

1,3

0,2

0,2

0,2

ИТОГО:

100

100

100

100

100

100

По каждому из разделов фонда получен некоторый процент ответов, фиксирующих отсутствие такой литературы. Чаще всего (почти 13 процентов) такие ответы касаются социально экономической литературы, реже всего – исторической и искусствоведческой. В целом же ответы респондентов показывают, что полнее всего в их библиотеках представлена гуманитарная (книги по истории, искусству, языкознанию и литературоведению) и естественно-научная литература (При этом выделенная в отдельный вопрос анкеты литература по валеологии в большинстве своём тоже относится к естественно-научной.). Соответствующие фонды библиотек-участниц чаще всего составляют от 501 до тысячи и от 301 до 500 книг (в сумме группы таких библиотек дают треть всего массива). Говоря о фондах литературы по технике и информатике, респонденты чаще всего называют диапазон от 51 до 100 книг; а более трети библиотек не располагают даже и таким количеством. Около трети библиотек имеют менее 50 книг также и в разделе социально-экономической литературы.

На вопросы о количестве учебных изданий для изучения родного (нерусского) языка и учебных изданий на национальных языках ответили примерно 75 процентов респондентов (9452 человек). Их ответы представлены в таблице 17.

Таблица 17.

Объём учебных фондов, связанных с национальными языками, %

Количество экземпляров

Учебные издания для изучения родного (нерусского) языка

Учебные издания по основным предметам на национальных языках

Нет такой литературы

81,1

60,8

До 20

3,3

4,4

От 21 до 50

2,6

4,8

От 51 до 100

2,5

4,8

От 101 до 200

2,4

6,2

От 201 до 500

3,2

8,9

От 501 до 1000

1,9

4,9

От 1001 до 1500

1,5

2,0

От 1501 до 2000

1,0

0,9

Более 2000

0,4

2,1

Учёт не ведётся, не знаю

0,1

0,2

Видно, что большинство респондентов (в ответах на первый вопрос – подавляющее большинство) не имеет в своих библиотеках учебной литературы на национальных языках и/или литературы для их изучения. В ответах звучало, что родным языком является русский, что необходимости в подобной литературе нет. Сравнительно большие фонды такого рода имеют, естественно, представленные в мониторинге библиотеки республик – Татарстана, Башкортостана, Марий Эл, Чувашии, Тывы, Дагестана, а также некоторые библиотеки Нижегородской, Кировской, Челябинской и других областей.

Объемы фондов учебных изданий по географии, географии родного края, природоведению представлены в таблице 18.

Таблица 18.

Объёмы фондов учебных изданий по географии, географии родного края, природоведению

Количество экземпляров

Распределение по школам, %

Нет

4,9

До 10

4,2

До 20

5,4

До 30

5,0

До 50

9,4

До 100

16,6

До 150

11,4

До 200

7,7

До 300

10,9

До 500

11,2

До 1000

9,3

До 1500

2,2

До 2000

0,8

Больше 2000

0,8

Учёт не ведётся

0,2

Объёмы фондов, как видно из таблицы, достаточно различны; трудно проследить закономерность, как по логике изменения диапазонов, так и по регионам.

Подписка на периодические издания

Распределённые по диапазонам ответы представлены в таблице 19.

Таблица 19.

Подписка на периодику

Количество названий

Распределение по школам, %

Нет подписки

15,3

1

3,1

2

4,8

3-5

14,2

6-10

18,6

11-20

23,6

21-30

10,4

31-50

7,9

Больше 50

2,1

Таким образом, более 15 процентов (около 2 тысяч) библиотек, участвовавших в мониторинге, вовсе не имеют новых газет и журналов. Многие подобные ответы сопровождаются пояснением «не подписываемся, поскольку нет средств». Ещё около 8 процентов подписаны лишь на 1-2 издания; нередко респонденты уточняют, что это газеты.

Каждая четвёртая библиотека получает по подписке от 11 до 20 изданий, около 20 процентов – большее количество.

Ответы на открытый вопрос о количестве названий периодических изданий для школьников показали, что около 30 процентов библиотек их вовсе не выписывает. По 20 процентов библиотек-участниц получают 1-2 издания и 3-5 изданий. На 6–10 изданий подписаны 16 процентов библиотек. И только 13 процентов получают больше 10 названий периодики для учащихся.

На вопрос, есть ли у их библиотеки подписка на профессиональные периодические издания, положительно ответили более 61 процентов респондентов. Лучше всех по этой позиции выглядит Иркутская область (97 процентов положительных ответов), более 90 процентов набрали также Калининградская , Мурманская и Тюменская области; более 80 процентов – Краснодарский край, Тверская и Томская области, Санкт-Петербург; более 70 процентов – Камчатский и Красноярский края, Ульяновская и Ярославская области. Хуже всех выглядят Костромская и Курская области (менее 20 процентов положительных ответов). Немногим отличаются от них Курганская область(23 процентов), Свердловская область и Республика Адыгея (29 процентов).

Этот вопрос был также конкретизирован двумя открытыми вопросам – о количестве выписываемых периодических изданий для педагогов и библиотековедческих изданий. Полученные и классифицированные результаты позволяют утверждать, что более 20 процентов библиотек, участвовавших в мониторинге, совсем не выписывают периодических изданий для педагогов причина всё та же – нет средств. Около 7 процентов выписывает одно такое издание, немногим более 9 процентов – два издания. Примерно каждая пятая библиотека получает по подписке 3–5 изданий для педагогов; столько же – 6–10 изданий. От 11 до 20 таких изданий получают около 15 процентов библиотек-участниц; более 20 – около 6 процентов.

Иногда респонденты называли издания, которые они выписывают. Звучали: «Учительская газета», «Вестник образования», издания по школьным предметам. Назывались также местные газеты. Некоторые респонденты говорили об электронной периодике.

Что касается библиотековедческих периодических изданий, то более половины (54 процентов) библиотек-участниц их не выписывает. Каждая четвёртая библиотека получает по подписке одно такое издание; около 12 процентов – два издания. На три и больше изданий подписывается 7,5 процентов респондентов.

Назывались иногда конкретные издания: «Школьная библиотека», «Библиотека в школе».

Свои ответы о подписке на издания для педагогов, на профессиональные библиотековедческие издания некоторые респонденты сопровождали характерными комментариями:

За счёт учителей.

В библиотеке нет подписки, выписываю домой.

Я для себя лично на свои средства выписываю некоторые журналы, газеты и покупаю книги.

Читаю в интернете.

Фонды материалов на электронных носителях

На вопрос, имеет ли их библиотека материалы на электронных на электронных носителях, положительно ответили 86 процентов респондентов и лишь 14 процентов дали отрицательный ответ.

Во многих регионах имеют такие материалы более 90 процентов библиотек-участниц. Резко отличаются от большинства по этому критерию Чеченская республика (64 процентов отрицательных ответов), Курская область (соответственно, 62 процентов), Смоленская область (52 процентов), дыгея (48 процентов), Астраханская область (42 процентов), Ульяновская область (40 процентов), Рязанская область (33 процентов). Более 20 процентов отрицательных ответов получено в Бурятии, Мордовии, Приморском крае, Волгоградской, Московской, Орловской, Псковской областях.(В данном разделе здесь и далее приводятся выделенные данные лишь по тем регионам, откуда было прислано достаточное количество анкет.)

Более половины (56 процентов) библиотек, участвовавших в мониторинге, начали формировать фонд в период с 2005 до 2010 года. Более четверти (27 процентов) начали делать это раньше. При этом 4 процентов – ещё до 2000 года. Особенно много таких библиотек оказалось в Башкортостане (около 12 процентов), в Иркутской области (около 11 процентов) и в Москве (9 процентов).

Совсем недавно, после 2010 года, собирают такой фонд примерно 13 процентов библиотек-участниц. Однако в Дагестане, например, их оказалось 58 процентов, в Адыгее, Северной Осетии, Тульской области – более 40 процентов, в Чеченской республике, Астраханской, Нижегородской, Сахалинской, Ульяновской областях – более 30 процентов.

55 процентов библиотек, судя по данным анкеты 4, имеют фонд электронных материалов менее 100. При этом, если ориентироваться на анкету 1, в которой соответствующий вопрос был открытым, 6 процентов имеют до 10 экземпляров таких материалов, 5 процентов – от 11 до 20 экземпляров, 15 процентов – от 21 до 50 экземпляров.

От 100 до 500 электронных материалов имеют более трети библиотек, участвовавших в исследовании. От 500 до 1000 – немногим более 3 процентов, более тысячи – около 2 процентов. В сумме доля библиотек, имеющих более 500 электронных материалов – примерно 5 процентов. Среди регионов есть лидеры по этому критерию:

Ханты-Мансийский автономный округ – 24 %

Белгородская область – 19 %;

Республика Дагестан (начала собирать после 2010 г.)– 18 %;

Челябинская область – 17,5 %;

Санкт-Петербург – 16 %;

Томская область – 15 %;

Курская область – 13 %;

Тверская область – 12 %;

Республика Татарстан – 10 %.

На вопрос, есть ли в библиотеке образовательные и/или информационные электронные материалы, положительно ответили более 81 процентов респондентов, около 19 процентов дали отрицательный ответ. Однако данные по регионам могут резко различаться. Среди библиотек-участниц из Чеченской республики отрицательный ответ на этот вопрос дали 68 процентов, из Дагестана – 53 процента. Более 40 процентов отрицательных ответов мы получили из Адыгеи, Астраханской, Курской, Смоленской, Томской областей; более 30 процентов – из Республики Алтай, Кабардино-Балкарской республики, Псковской и Ульяновской областей, а также из Москвы.

Тех респондентов, которые ответили, что имеют в своих библиотеках образовательные и информационные материалы на электронных носителях, просили сообщить о количестве экземпляров учебных, справочных, научно популярных изданий, художественной литературы для старшеклассников. Эти вопросы были открытыми; классифицированные данные представлены в таблице 20.

Таблица 20.

Распределение фондов образовательных и информационных электронных изданий, %

Количество экземпляров

Учебная

Художественная

Справочная

Научно-популярная

Нет

8,1

56,7

23,5

45,3

20 и менее

12,5

28,4

63,5

35,2

21-50

29,9

8,4

8,4

10,3

51-100

19,2

3,5

2,8

4,8

101-200

16,0

1,7

1,2

2,9

201-500

12,1

0,9

0,5

1,3

Больше 500

2,2

0,4

0,1

0,2

Видно, что отрицательные ответы касаются, прежде всего, художественной литературы для старшеклассников Отсутствие соответствующих электронных материалов отметили более половины респондентов; ещё около 30 процентов имеют не более 20 экземпляров. Некоторые добавили, что используют электронные библиотеки.

Почти у половины библиотек, в принципе имеющих образовательные и информационные электронные материалы, нет научно-популярных изданий; ещё более трети обладают фондом не более 20 экземпляров.

Что касается электронных справочных изданий, энциклопедий, то большинство (около двух третей) ответивших на этот вопрос имеют небольшие фонды, не превышающие 20 экземпляров, а почти каждая четвёртая библиотека не имеет такого фонда вовсе.

Сравнительно благополучно на этом фоне выглядит ситуация с учебной литературой. Около 30 процентов респондентов, ответивших на этот вопрос, имеют электронные фонды с 21 до 50 экземпляров; около 20 процентов – от 51 до 100 экземпляров; 30 процентов – более 100 экземпляров. Отрицательный ответ дали немногим более 8 процентов.

На вопрос, соответствуют ли образовательные и информационные электронные ресурсы учебному плану и образовательным программам, около 43 процентов респондентов, имеющих в своих библиотеках такие ресурсы, дали твёрдый положительный ответ. Половина же ответивших выбрала вариант «частично соответствуют». О том, что соответствия не наблюдают, заявили около 4 процентов респондентов. При этом около 30 процентов подобных ответов было получен из Дагестана и Чечни, более 10 процентов – из Курской области, республик Адыгея и Бурятия, по 8-10 процентов – из Удмуртской республики, Республики Алтай, Астраханской, Рязанской, Смоленской областей, а также из Москвы.

Вопрос, касающийся обеспеченности учащихся электронными ресурсами, был открытым. При классификации выяснилось, что ответ почти 25 процентов респондентов – «0». Почти столько же респондентов дали ответ «менее 1» и столько же составили группу «от 1 до 2». Обеспеченность от 2 до 5 экземпляров на одного учащегося отметили около 15 процентов. Некоторые наблюдения над полученными данными позволяют предположить, что 5-7 процентов респондентов неверно поняли вопрос.

Комплектование фондов. Работа с фондами

Ответы об источниках комплектования распределились следующим образом (можно было дать несколько ответов):

книжные магазины 42,1 %

выставки ярмарки 42,0 %

подписка 36,6 %

издательства 25,2 %

книготорговые фирмы 37,5 %

учколлектор 29,8 %

«Книга – почтой» 4,7 %

Некоторые респонденты отметили также, что пользуются поддержкой спонсоров, получают материалы от местных органов образования, по программам и т.п.

Ответы на вопрос, каким образом осуществляется отбор учебников из Федерального, распределились следующим образом (можно было дать несколько ответов):

библиотекарем после консультаций с учителями 69,4 %

обсуждается на педагогическом совете 55,2 %

по рекомендации районного методиста по учебной литературе 34,0 %

единолично библиотекарем 0,5 %

Видно, что большинство респондентов выбирали два первых варианта ответов, то есть отбор учебников производится совместно библиотекарем и преподавателями. Значимость рекомендации методистов подчеркнули немногим более трети респондентов. В своих комментариях к ответам многие отмечали роль завуча и директора школы.

Отвечая на вопрос о кооперации с другими библиотеками при комплектовании учебников, аудитория разделилась пополам. Что касается кооперации при комплектовании основного фонда, подавляющее большинство респондентов (около 80 процентов) ответило отрицательно. При этом около 60 процентов библиотек-участниц в принципе считают целесообразной кооперацию при комплектовании. Более 80 процентов таких ответов мы получили в Татарстане и Тыве, в Пензенской области; более 70 процентов – в Красноярском крае, Вологодской, Курганской, Оренбургской, Свердловской областях.

Около 46 процентов библиотек-участниц проводят проверку фонда раз в пять лет. Более трети делают это раз в три года. Вариант «реже» по массиву выбирают 20 процентов. Однако в Пермском крае мы получили 49 процентов таких ответов, в Карелии – 45 процентов; такой ответ выбрали также более 30 процентов респондентов в Приморском крае, в Белгородской, Кировской, Курганской, Ярославской областях.

Судя по данным исследования, последнюю проверку фонда 4,4 процентов библиотек-участниц проводили до 2000 года. Здесь снова появляются Карелия (21 процент), Пермский край (11 процентов) и Курганская область (10 процентов), а также Челябинская область (16 процентов).

Около 10 процентов респондентов последний раз проводили в своих библиотеках проверку фонда в период с 2000 по 2005 год. Больше всего библиотек-участниц (около 63 процентов) делали это в период с 2006 по 2010 год; около 24 процентов – позже.

Пользователи школьными библиотеками

Какой примерно процент учащихся, преподавателей, других работников школ пользуется школьной библиотекой? Ответы на эти вопросы представлены в таблице 21.

Таблица 21.

Посещаемость библиотек различными категориями пользователей

Диапазон

процент от количества учащихся

процент от количества преподавателей, других работников школы

Менее 25 процентов

1,9

4,5

От 25 процентов до 50 процентов

6,3

9,4

От 50 процентов до 75 процентов

22,3

20,2

Более 75 процентов

69,4

65,7

Не знаю

0,2

0,2

Таким образом, более двух третей респондентов отмечают, что их библиотеками пользуется более 75 процентов и учащихся, и персонала школ. В каждой пятой библиотеке, участвовавшей в мониторинге, количество пользователей – от 50 до 75 процентов учащихся и преподавателей.

О меньших группах посещающих библиотеку преподавателей говорят 14 процентов респондентов. Но в некоторых регионах таких библиотек оказалось гораздо больше. В Чеченской республике мы получили 39 процентов подобных ответов; больше 30 процентов их оказалось также в Северной Осетии и Астраханской области; около 30 процентов – в Санкт-Петербурге; более 20 процентов – в Кабардино-Балкарии, Еврейской автономной области, Иркутской, Курской, Тамбовской областях.

О том, что их библиотеки посещают менее 50 процентов учащихся, говорят немногим более 8 процентов респондентов. Здесь среди резко отличающихся от массива регионов мы снова встречаем Чеченскую республику (49 процентов), Кабардино-Балкарию (23 процентов), Северную Осетию, Астраханскую и Тамбовскую области (14-18 процентов).

Данные о некоторых особых группах пользователей школьных библиотек мы получили с помощью специального вопроса. Ответы распределились следующим образом (можно было дать несколько ответов):

дети, находящиеся на домашнем обучении 68,9 %

жители города, села, района 45,0 %

дети с ограниченными возможностями 39,4 %

дети, обучающиеся по системе экстерната 11,0 %

дети, обучающиеся дистанционно 9,5 %

Мы видим, таким образом, что среди пользователей школьных библиотек очень часто оказываются прежде всего дети, находящиеся на домашнем обучении. Около 40 процентов библиотек-участниц обслуживают детей с ограниченными возможностями (можно предположить, что достаточно большую долю респондентов, давших такие ответы, составляли библиотекари коррекционных школ, участвовавшие в исследовании). Что касается обслуживания жителей поселений, где работают те или иные школы, то такие ответы респонденты нередко сопровождают пояснениями – «родители учащихся», «бабушки», «дети сотрудников», «многодетные и малообеспеченные», «бывшие учащиеся», «выпускники» и т.п.

Персонал школьных библиотек

Некоторые социально-демографические и социокультурные характеристики респондентов исследования

Исследование показало, что персонал школьных библиотек характеризуется достаточно высоким образовательным уровнем: 57 процентов респондентов имеют высшее образование, в основном, педагогическое и библиотечное. Однако контингент стареет и очень слабо обновляется. Причины коренятся в низкой зарплате (72 процентов школьных библиотекарей ежемесячно получают не более 7 тысяч рублей, а более половины из них – менее 5 тысяч рублей) и недостаточности социальных льгот.

Повышение квалификации школьных библиотекарей, судя по ответам респондентов, происходит бессистемно, нерегулярно. Подавляющее большинство респондентов повышает свою квалификацию не чаще, чем раз в 2 года, а значительная часть из них – раз в 5 лет и реже. Система аттестации школьных библиотекарей существует в малом числе регионов.

Возрастное распределение школьных библиотекарей – респондентов мониторинга выглядит следующим образом:

менее 20 лет 0,3 %

20-30 лет 6,4 %

31-40 лет 18,0 %

41-50 лет 32,2 %

51-60 лет 34,9 %

более 60 лет 8,2 %

Таким образом, подавляющее большинство респондентов (больше 93 процентов) старше 30 лет, более двух третей перешагнули рубеж 40 лет, более 40 процентов – рубеж 50 лет. Молодых людей среди школьных библиотекарей очень мало.

Классификация ответов респондентов на открытый вопрос о библиотечном стаже дала следующее распределение:

до года 3,6 %

от 1 до 2 лет 18,9 %

от 2 до 3 лет 5,4 %

от 3 до 5 лет 12,5 %

от 5 до 10 лет 17,9 %

от 10 до 20 лет 4,6 %

от 20 до 30 лет 15,3 %

от 30 до 40 лет 18,0 %

больше 40 лет 2,6 %

в школе нет библиотекаря 1,2 %

Наблюдаем два «провала» в этом списке: на рубеже 2–3 года работы школьного библиотекаря и после 20 лет. Если второй случай может быть связан с уходом библиотекаря на пенсию, то первый – с тем, что проработав 1-2 года, многие школьные библиотекари покидают своё место работы.

Более 1 процента (132 человека) отметили, что в школе нет библиотекаря. Ряд подобных ответов сопровождался комментариями типа «обязанности исполняет учитель за доплату». Встретился даже ответ «нет библиотекаря, деятельность библиотеки осуществляет директор школы».

Отвечая на вопрос о своём образовании, респонденты имели возможность отметить одновременно и среднее специальное и высшее образование (если они получили их оба). Поэтому сумма процентов оказалась больше 100. Уровень и специализация образования библиотекарей в городских и сельских школах, конечно, разнятся. Соответствующие данные представлены в таблице 22.

Таблица 22.

Распределение школьных библиотекарей по уровню образования, %

Образование

Массив респондентов

Городские школы

Сельские школы

Высшее библиотечное

14,6

23,4

6,2

Среднее специальное библиотечное

21,4

24,8

18,1

Высшее педагогическое

32,6

30,8

34,4

Среднее специальное педагогическое

11,7

6,7

16,4

Высшее другое

9,6

10,8

8,5

Среднее специальное другое

12,8

8,1

17,3

Среднее

0,8

0,8

0,8

Таким образом, в целом библиотечное образование имеет 36 процентов респондентов; две трети из них – среднее специальное. В городских школах доля библиотекарей с профессиональным образованием вдвое больше, чем в сельских (соответственно, 48 процентов и 24 процентов).

При этом в городе примерно равное количество таких школьных библиотекарей имеют высшее и среднее специальное образование. В селе же две трети из них имеют среднее специальное образование.

Педагогическое образование в целом имеют около 45 процентов наших респондентов, то есть значительно больше, чем библиотечное. В городе их около 38 процентов, в селе – более 50 процентов. При этом в городских школах среди таких библиотекарей специалистов с высшим образованием почти впятеро больше, чем со средним специальным, а в селе их преобладание значительно меньше.

Другое образование (кроме библиотечного и педагогического) имеют 22 процента респондентов. В городских школах 19 процентов таких библиотекарей (немногим более половины – с высшим образованием); в сельских – 26 процентов (две трети – со средним специальным образованием).

Высшее образование в целом имеют около 57 процентов библиотекарей – респондентов мониторинга. В городских школах их оказалось 65 процентов, в сельских – 49 процентов. Различия по регионам, в основном, сравнительно небольшие (плюс–минус 4-5 процентов).

Среднее специальное образование в целом имеют 46 процентов респондентов; в городских школах – около 40 процентов, в сельских – около 52 процентов.

Среднее образование имеют менее 1 процента библиотекарей-респондентов.

На вопрос, покупает ли респондент лично для себя литературу по специальности, около 75 процентов ответили положительно. На вопрос о пользовании Интернетом ответы распределились следующим образом:

да, выхожу в Сеть регулярно 62,6 %

да, но пользуюсь Интернетом редко,

поскольку нет возможности 17,6 %

да, но пользуюсь Интернетом редко,

поскольку нет нужных навыков 11,5 %

нет, поскольку нет возможности 7,6 %

нет, мне это не нужно 0,7 %

Таким образом, в принципе пользуются Интернетом более 90 процентов школьных библиотекарей – участников исследования; более 62 процентов делают это регулярно. Ненужной для них Сеть считают менее 1 процента респондентов.

Более конкретно сегодняшнюю ситуацию можно увидеть, рассмотрев ответы на вопрос, имеют ли респонденты навыки работы в Интернете. Школьные библиотекари отвечают:

да, я блогер 6,1 %

да, я член интернет-сообщества, нескольких сообществ 19,2 %

читаю посты в блогах и сообществах 43,2 %

у меня нет таких навыков 24,9 %

Таким образом, каждого четвёртого из наших респондентов можно назвать не просто пользователем, но активным пользователем Интернета и социальных сетей. Очевидно, прежде всего это представители молодого и среднего поколения. Но Интернетом явно пользуются и более старшие, поскольку группа не имеющих навыков явно меньше, чем старшие группы библиотекарей в целом.

В своих комментариях к ответам участники исследования отмечают, что в Интернете ищут информацию как для посетителей, так и для себя, для учёбы и работы; используют или учатся использовать поисковые системы.

Повышение квалификации

Характерные результаты дал вопрос анкеты о том, насколько часто и регулярно школьные библиотекари повышают свою квалификацию. Вопрос был закрытый, но почти каждый пятый респондент выбрал вариант «другое». Распределение выглядит следующим образом:

повышение квалификации не происходит 7,4 %

чаще одного раза в год 4,2 %

один раз в год 9,5 %

один раз в два года и реже 60,4 %

другое 18,5 %

При этом почти все отметившие «другое» (2325 человек) поясняли свой ответ. И в большинстве случаев это были слова «раз в пять лет». Нередки были также варианты «раз в 10 лет», а встречались – «раз в 21 год», «один раз за 39 лет», «не проходила с 1995 года» и т.п.

О том, что у них вовсе не бывает каких-либо мероприятий по повышению квалификации, говорят более 7 процентов респондентов. Свои ответы они также нередко сопровождают комментариями:

Не происходит вообще.

Никогда.

Не предусмотрено.

Полноценных курсов нет.

Сейчас нас не посылают.

Нет, обучение самостоятельное, самообразование.

Дистанционные курсы за свой счёт

Отмечается также отсутствие системности в работе по повышению квалификации («по усмотрению администрации», «когда отправят», «по необходимости» и пр.). В ряде случаев объясняется, что повышения квалификации нет, поскольку в школе нет библиотекаря, работает учитель по совместительству.

О регулярных, чаще раза в год, семинарах, курсах говорят лишь немногим более 4 процентов респондентов. А подавляющее большинство (около 90 процентов) повышают квалификацию не чаще, чем раз в 2 года, а значительная часть из них, как было сказано выше, – раз в 5 лет и реже.

Близкий по содержанию вопрос из анкеты 2 – о том, когда респондент последний раз повышал свою квалификацию, дал несколько более оптимистические, результаты:

никогда 6,1 %

в этом году 17,2 %

1 год назад 13,7 %

2 года назад 11,2 %

3 года назад 10,4 %

4 года назад 11,8 %

5 и более лет назад 29,6 %

Оказалось, что в этом году уж более 17 процентов занимались на курсах, семинарах (при том, что опрос шёл в мае), а ещё около 14 процентов прошли обучение год назад. Тем не менее, и здесь около 30 процентов респондентов (самая большая группа в распределении) утверждают, что повышали свою квалификацию более 5 лет назад.

О том, что у них вовсе не бывает каких-либо мероприятий по повышению квалификации, и здесь говорят более 6 процентов. Чаще всего подобные ответы встречаются в анкетах из Сахалинской области (около 14 процентов), Саратовской и Смоленской областей (около 13 процентов), Чеченской республики (10 процентов). В городских школах таких специалистов гораздо меньше, чем в сельских (соответственно около 3 процентов и около 9 процентов).

Вопрос о периодичности курсов повышения квалификации для школьных библиотекарей мы задали также и специалистам региональных органов исполнительной власти (анкета 5). Здесь результаты оказались очень близки к ответам респондентов-библиотекарей на анкету 1. Из 83 специалистов, приславших ответы, больше трети (31 человек) выбрали вариант «бывает по-разному». О ежегодных мероприятиях свидетельствую ответы из Москвы, Санкт-Петербурга, Омской области. О том, что повышение квалификации проходит один раз в два года, сообщили специалисты из Республики Марий Эл, Московской и Рязанской областей. Вариант «один раз в три года» выбрали 18 человек, вариант «реже» – 28 человек.

Ответы специалистов региональных органов исполнительной власти на вопрос, сколько школьных библиотекарей за последние два года повысили свою квалификацию, можно прокомментировать следующим образом.

Средняя цифра по этому критерию – 24 процента. По регионам (но не по округам) мы наблюдаем значительный разброс. В лидерах оказались Приморский край и Волгоградская область (60 процентов). Более 50 процентов библиотекарей, повысивших в последние два года квалификацию, зафиксировано в Камчатском крае, более 40 процентов – в Краснодарском крае, Липецкой и Тульской областях, более 30 процентов – в Ивановской и Вологодской областях. Но в том же Дальневосточном округе, где находятся два лидера, находится также и аутсайдер – Сахалинская область (1,6 процентов), и ещё два региона с результатами значительно ниже среднего по массиву. Аутсайдерами по этому критерию (с результатом менее 10 процентов) являются также Чувашская республика, Кабардино-Балкарская республика, Московская область,

Судя по ответам респондентов, повышение квалификации в подавляющем большинстве случаев (82 процентов ответов) проходит на базе региональных ИПК; 4 процентов назвали библиотечные вузы. В комментариях к ответам упоминаются районные и муниципальные семинары, вебинары, конференции, интернет-форумы, совещания, конкурсы и т.п.

Специалистов региональных органов управления в сфере образования мы просили ответить, во-первых, проводятся ли региональные конкурсы и смотры для библиотекарей общеобразовательных учреждений, и, во-вторых, какова степень активности участия библиотекарей общеобразовательных учреждений в таких мероприятиях регионального и всероссийского уровня. Полученные данные представлены в таблице 24

Таблица 24.

Конкурсы и смотры для библиотекарей

Субъекты Российской Федерации

Проводятся ли региональные конкурсы и смотры

Степень участия библиотекарей в таких мероприятиях

Центральный федеральный округ

Белгородская область

Да

Средняя

Владимирская область

Да

Средняя

Ивановская область

Да

Средняя

Костромская область

Нет

Средняя

Курская область

Да

Средняя

Липецкая область

Да

Высокая

Московская область

Нет

Средняя

Рязанская область

Да

Средняя

Тамбовская область

Да

Средняя

Тверская область

Нет

Низкая

Тульская область

Да

Средняя

Москва

Да

Высокая

Северо-Западный федеральный округ

Республика Карелия

Нет

Средняя

Республика Коми

Да

Средняя

Вологодская область

Да

Средняя

Калининградская область

Да

Высокая

Ленинградская область

Да

Высокая

Новгородская область

Нет

Низкая

Псковская область

Да

Высокая

Санкт-Петербург

Да

Средняя

Приволжский федеральный округ

Республика Башкортостан

Да

Высокая

Республика Марий Эл

Нет

Средняя

Республика Татарстан

Да

Высокая

Удмуртская Республика

Нет

Средняя

Чувашская республика

Да

Средняя

Пензенская область

Да

Низкая

Самарская область

Да

Средняя

Ульяновская область

Да

Высокая

Южный федеральный округ

Республика Адыгея

Нет

Низкая

Краснодарский край

Да

Высокая

Волгоградская область

Нет

Средняя

Северо-Кавказский федеральный округ

Кабардино-Балкарская Республика

Нет

Низкая

Чеченская Республика

Да

Средняя

Ставропольский край

Да

Средняя

Уральский федеральный округ

Курганская область

Да

Средняя

Свердловская область

Да

Средняя

Челябинская область

Да

Средняя

Ханты-Мансийский автономный округ – Югра

Нет

Низкая

Сибирский федеральный округ

Республика Алтай

Да

Средняя

Республика Тыва

Да

Низкая

Алтайский край

Да

Средняя

Кемеровская область

Да

Средняя

Новосибирская область

Нет

Высокая

Омская область

Нет

Низкая

Томская область

Да

Средняя

Дальневосточный федеральный округ

Камчатский край

Нет

Средняя

Приморский край

Нет

Низкая

Амурская область

Нет

Низкая

Хабаровский край

Да

Средняя

Сахалинская область

Нет

Низкая

Еврейская автономная область

Да

Средняя

Чукотский автономный округ

Нет

Высокая

Итак, региональные конкурсы и смотры для библиотекарей общеобразовательных учреждений проводятся в 34 из 52 регионов, предоставивших такую информацию. Ситуация во всех федеральных округах, насколько можно судить по полученным данным, примерно одинаковая; несколько хуже других выглядит лишь Дальневосточный федеральный округ. Что касается степени участия библиотекарей в региональных и общероссийских мероприятиях такого рода, то 30 из 52 специалистов региональных органов управления в сфере образования оценили её как среднюю, 11 – как низкую, 11 – как высокую. Здесь также несколько хуже других ситуация в Дальневосточном федеральном округе.

Специалистов региональных органов исполнительной власти мы спросили также, имеется ли в их регионах система аттестация школьных библиотекарей. Положительный ответ дали 11. Такая система создана в Москве, Санкт-Петербурге, Ленинградской области, Чеченской республике, Приморском крае, Кемеровской, Псковской, Самарской, Сахалинской, Томской, Ульяновской областях. Специалисты из Краснодарского края и Владимирской области написали, что система вскоре будет введена. В Удмуртской республике система действовала до мая 2011 года. Ответ из Вологодской области: «аттестация школьных библиотекарей проводится в соответствии с положением об аттестации педагогических кадров, которое принято в образовательном учреждении». В Тульской области существует аттестация для заведующих библиотеками.

Введение профессии «педагог-библиотекарь»: ситуация и проблемы

Исследование показало, что школьные библиотекари внимательно следят за ситуацией, складывающейся после введения новой должности. С одной стороны, они рассчитывают на повышение своего престижа (и в своих конкретных школах, и шире – в сфере образования, в общественном сознании), на улучшение своего материального положения, на расширение социальных льгот. С другой стороны, им непонятен функционал новой должности, пути её вписывания в уже существующую систему деятельности. Их тревожит отсутствие регламентирующих документов. Судя по всему, некоторые из них уже столкнулись с тем, что начавшиеся перемены ничего принципиально не меняют, а порой и ухудшают, усложняют ситуацию.

Данные, представленные специалистами региональных органов образования, свидетельствуют о том, что введение новой должности, связанное с ним обновление и модернизация деятельности школьных библиотек потребует значительных усилий по повышению квалификации и переподготовке персонала.

Внесение изменений и дополнений
в
«Положение о порядке оплаты труда работников образования»

Мы спросили школьных библиотекарей, внесены ли в их регионе в «Положение о порядке оплаты труда работников образования» изменения и дополнения, определяющие порядок введения должности «педагог-библиотекарь» в штатное расписание общеобразовательных учреждений и устанавливающие соответствующие доплаты и льготы. Ответы на этот вопрос распределились следующим образом:

да 11,3 %

нет 46,5 %

не знаю 42,2 %

Таким образом, положительный ответ дал лишь каждый десятый респондент; остальные ответы примерно поровну разделились между «нет» и «не знаю». Можно предположить, что если бы изменения и дополнения были внесены в документ, значительная часть школьных библиотекарей, всё-таки, знала бы об этом.

Ситуация в регионах представлена в таблице 37.

Таблица 37.

Изменения и дополнения в «Положении о порядке оплаты труда»

Субъекты Российской Федерации

Внесение изменений, %

Да

Нет

Не знаю

Центральный федеральный округ

Брянская область

6,6

47,3

46,1

Белгородская область

9,1

46,3

44,6

Владимирская область

12,8

50,9

36,4

Воронежская область

Прислано всего 2 анкеты

Ивановская область

3,6

58,5

37,8

Калужская область

19,7

31,5

48,9

Костромская область

5,1

48,6

46,3

Курская область

1,8

72,1

26,1

Липецкая область

7,8

43,5

48,7

Московская область

5,1

48,3

46,6

Орловская область

14,3

41,3

44,4

Рязанская область

21,0

34,4

44,6

Смоленская область

2,6

34,2

63,2

Тамбовская область

19,2

37,8

42,9

Тверская область

7,2

47,8

44,9

Тульская область

12,2

46,9

40,8

Ярославская область

4,8

36,9

58,2

Москва

21,2

21,5

57,3

Приволжский федеральный округ

Республика Башкортостан

6,9

50,4

42,7

Республика Марий Эл

14,3

45,1

40,6

Республика Мордовия

13,9

40,1

46,0

Республика Татарстан

11,5

51,5

37,0

Удмуртская Республика

5,0

48,6

46,4

Чувашская Республика

0,7

38,8

60,4

Пермский край

8,6

40,4

51,0

Кировская область

11,3

47,9

40,8

Нижегородская область

6,1

47,2

46,7

Оренбургская область

13,4

38,5

48,0

Пензенская область

4,6

44,8

50,7

Самарская область

5,8

40,8

53,4

Саратовская область

5,9

42,0

52,1

Ульяновская область

19,6

30,2

50,2

Дальневосточный федеральный округ

Республика Саха (Якутия)

Прислано всего 3 анкеты

Камчатский край

31,8

28,4

39,8

Приморский край

7,0

64,1

28,9

Хабаровский край

3,0

80,6

16,4

Амурская область

10,3

51,2

38,5

Магаданская область

Прислано всего 9 анкет

Сахалинская область

14,6

41,5

43,8

Еврейская автономная область

11,4

28,6

60,0

Чукотский автономный округ

-

Уральский федеральный округ

Курганская область

12,5

42,3

45,2

Свердловская область

9,8

60,1

30,0

Тюменская область

55,5

21,8

22,7

Челябинская область

-

71,0

29,0

Ханты-Мансийский автономный округ – Югра

17,4

54,3

28,3

Ямало-Ненецкий автономный округ

Прислано всего 2 анкеты

Северо-Западный федеральный округ

Республика Карелия

5,5

53,4

41,1

Республика Коми

14,1

52,2

33,7

Архангельская область

6,7

52,2

41,2

Вологодская область

6,0

54,1

39,9

Калининградская область

9,6

38,4

52,1

Ленинградская область

4,4

56,0

39,6

Мурманская область

18,7

34,4

46,9

Новгородская область

16,7

43,9

39,4

Псковская область

53,9

14,8

31,3

Санкт-Петербург

8,3

25,0

66,7

Ненецкий автономный округ

11,8

58,8

29,4

Северо-Кавказский федеральный округ

Республика Дагестан

-

43,7

56,2

Республика Ингушетия

Прислано всего 5 анкет

Кабардино-Балкарская Республика

9,7

55,6

34,7

Карачаево-Черкесская Республика

Прислано всего 2 анкеты

Республика Северная Осетия – Алания

7,8

52,2

40,0

Чеченская Республика

27,9

33,9

38,2

Ставропольский край

9,4

54,3

36,2

Южный федеральный округ

Республика Адыгея

18,3

49,2

32,5

Республика Калмыкия

Прислано всего 2 анкеты

Краснодарский край

12,4

50,8

36,7

Астраханская область

10,6

40,2

49,1

Волгоградская область

7,6

43,9

48,5

Ростовская область

Прислана всего 3 анкеты

Сибирский федеральный округ

Республика Алтай

11,5

61,9

26,5

Республика Бурятия

27,1

50,8

22,0

Республика Тыва

20,1

56,8

23,1

Республика Хакасия

26,0

37,0

37,0

Алтайский край

9,4

51,8

38,7

Забайкальский край

Прислано всего 4 анкеты

Красноярский край

7,4

57,5

35,1

Иркутская область

4,2

48,6

47,2

Кемеровская область

9,9

45,8

44,3

Новосибирская область

9,3

40,5

50,2

Омская область

8,8

58,1

33,1

Томская область

9,6

54,1

36,3

Количество положительных ответов, как видно из таблицы, значительно различается по регионам. Лидируют Тюменская и Псковская области: при среднем по массиву 11,3 процента положительных ответов более 55 процентов респондентов из этих регионов сообщили, что у них внесены соответствующие изменения в «Положение об оплате труда». Больше 30 процентов положительных ответов получено в Камчатском крае; больше 20 процентов – в Бурятии, Тыве, Хакасии, Чеченской республике, в Рязанской области и Москве. И наоборот, меньше 5 процентов положительных ответов прислано из Хабаровского края, из Ивановской, Иркутской, Ленинградской, Пензенской, Смоленской, Ярославской областей. В Чувашии положительный ответ на этот вопрос дали 0,7 процентов респондентов. В Дагестане и Челябинской области – ни одного положительного ответа; при этом в Челябинской области 71 процент респондентов ответили отрицательно.

Итак, в большинстве регионов в «Положение о порядке оплаты труда» не внесены изменения и дополнения, связанные с введением должности «педагог-библиотекарь». На вопрос, планируется ли внесение таких изменений, 13 процентов респондентов, ответивших на предыдущий вопрос отрицательно, ответили, что да, планируются. Характерны и свободные ответы на этот вопрос.

В областном Министерстве нам ответили, что пока не видят необходимости во введении этой должности.

Веры в лучшее нет, даже если внесут изменения для галочки, то для библиотекарей лучше не станет! А хотелось бы.

В лицее пока отказались из-за незащищённости прав педагога-библиотекаря на РФ и региональном уровне.

Учредители не хотят мороки, а директора ждут распоряжений от учредителей

когда вопрос будет решен на федеральном уровне.

Информация по этому вопросу отсутствует в печати и Интернете.

Проблемы повышения квалификации персонала библиотек
в связи с введением новой должности

В таблице 38 (Приложение 9) собраны данные, полученные от специалистов региональных органов образования (информация поступила из 44 регионов). Количество библиотекарей в регионе сопоставлено: во-первых, с количеством библиотекарей, которым требуется специальная подготовка (высшее образование); во-вторых – с количеством библиотекарей, которые должны пройти курс повышения квалификации и переподготовку для перехода на должность «педагог-библиотекарь»; в-третьих – с количеством библиотекарей, которые в соответствии с требованием квалификационной характеристики уже сейчас могут перейти на эту должность. Региональный разброс всех показателей оказался достаточно значительным.

Рассмотрим столбец «количество библиотекарей, которым требуется высшее образование. Средний результат здесь – 32,3 процента. При этом, по мнению региональных специалистов, в Кабардино-Балкарской республике, в Волгоградской, Ивановской, Ульяновской областях, в Еврейской автономной области более 50 процентов библиотекарей нуждаются в получении высшего образования. В Приморском крае это 80,2 процента; в Алтайском крае – 76,8 процента. Наиболее же благополучными по этому критерию выглядят регионы, где специалисты утверждают, что таких библиотекарей менее 20 процентов (это Амурская, Калининградская, Псковская, Самарская, Сахалинская области, Чукотский автономный округ) или даже меньше 10 процентов (это Новосибирская область и Санкт-Петербург).

Обратимся теперь к тем столбцам, где речь идёт о количестве библиотекарей, которых надо переподготовить для перехода на должность «педагог-библиотекарь», и о тех, кто уже к этому готов. Анализ таблицы свидетельствует, что во многих случаях заполнявшие анкету специалисты региональных органов образования не соотносили данные этих столбцов. Тем не менее, можно сказать, что больше всего библиотекарей нуждается в переподготовке в Ханты-Мансийском автономном округе (79,2 процента), в Кабардино-Балкарской республике (75,6 процента), в Ивановской (70,6 процента) и Калининградской (68,9 процента) областях, в Республике Алтай (68,2 процента). Эти числа резко отличаются от среднего значения по этому столбцу – 37,8 процента. При этом специалисты из ряда регионов называют числа, составляющие менее 20 процентов и даже менее 10 процентов от количества библиотекарей в их регионе. Такие ответы получены из Владимирской (17,2 процента) и Псковской (15 процента) областей, из Краснодарского края(4,5 процента), Санкт-Петербурга (3,2 процента), Новосибирской области (2,9 процента).

Что касается библиотекарей, которые, по мнению региональных специалистов, уже сейчас более 50 процентов из них могут перейти на должность «педагог-библиотекарь» в Чувашии, в Краснодарском и Приморском краях, в Рязанской и Самарской областях; а в Пензенской области названы 60 процентов (это при среднем значении 26,4 процента). Менее 10 процентов таких библиотекарей в своём регионе видят специалисты органов образования из Липецкой (6,9 процента) и Курской (4,3 процента) областей. Ещё ниже данные по Санкт-Петербургу и Новосибирской области; но здесь парадоксальным образом назван очень низкий процент также и тех библиотекарей, кто должен пройти переподготовку.

Рассмотрим теперь, что, по мнению респондентов, должно входить в систему непрерывного образования педагога-библиотекаря. Ответы на соответствующий вопрос распределились так (можно было дать любое количество ответов):

повышение квалификации (раз в 5 лет) 80,5 %

семинары территориальных методобъединений 66,7 %

оперативная актуализация знаний (дистанционные мини-курсы) 36,0 %

стажировка (очная) 20,7 %

переподготовка (не менее 1 раза в год) 18,2 %

Самым важным для педагога-библиотекаря респондентов считают повышение квалификации. На втором месте семинары; далее с большим отрывом следует дистанционные мини-курсы по актуальным проблемам. Стажировки и ежегодную переподготовку назвал лишь каждый пятый из респондентов. В комментариях к варианту «другое» упоминалось повышение компьютерной грамотности, курсы по АИБС, регулярные методические часы для расширения общего кругозора, стажировка в продвинутых библиотеках, с инновационными формами работы и другие формы.

Взгляды школьных библиотекарей на специфику новой должности
и целесообразность её введения

Мы спросили респондентов, есть ли, на их взгляд, разница между работой библиотекаря и педагога-библиотекаря. 75,2 процента выбрали вариант «разница есть», 23,5 процента – «никакой разницы», остальные ответили в свободной форме или не ответили вовсе. Вот несколько характерных примеров свободных ответов.

В деятельности библиотекаря много технической работы. Деятельность педагога-библиотекаря должна быть направлена на обучающихся.

Список обязанностей увеличился, а трудовые и иные права остались прежними.

Разница будет, если уроки информационной грамотности будут включены в расписание.

Если библиотекарь ведёт библиотечные уроки, то никакой разницы. Если же он только обслуживает, то, конечно, есть разница.

Уроки будут оплачивать.

Особой разницы не вижу. Библиотечные уроки будут внесены в учебный план, что упорядочит их проведение.

Разница только в должностных обязанностях, хотя вся эта работа выполнялась ранее.

Я думаю, что разница, несомненно, существует. Так как деятельность педагога- библиотекаря заставляет в первую очередь расширять границы познания. То есть повышать свой интеллектуальный уровень. Также стимулирует развитие в сторону психологии.

Педагог больше заинтересован в обеспечении учебной литературой, реализации того или иного УМК.

Глубокое знание школьной программы.

Всё зависит от того, какой профиль будет у библиотеки: традиционная; медиатека; информационный центр

Есть опасение, что библиотекарь будет постоянно заменять отсутствующих учителей.

Считаю, что настоящий школьный библиотекарь не может не быть педагогом.

Добавится возможность проведения уроков, но в целом функционал мало отличается от текущей работы библиотекаря.

Работа педагога-библиотекаря непосредственно связана с детьми, тогда как библиотекарю непосредственно нужно заниматься документами и организацией конкретно библиотечной работы.

Изменение профессионального статуса и акцентов профессиональной деятельности.

С введением такой должности, может быть, увидят, насколько она сложна и трудоёмка.

С вопросом о специфике новой профессии связан вопрос о том, считают ли респонденты целесообразным введение должности «педагог-библиотекарь». 83,7 процента ответили на этот вопрос положительно, 14,2 процента – отрицательно, остальные сказали, что не знают, вовсе пропустили этот вопрос или дали собственный ответ. Авторы таких свободных ответов говорят, что степень целесообразности введения новой должности связана: во-первых, с чётким определением функций, прав и обязанностей педагога-библиотекаря, с тем, что социальные гарантии и льготы будут такими же, как у педагогов; во-вторых, с тем, как это повлияет на штатное расписание и на зарплату. Далее приводятся некоторые характерные примеры свободных ответов.

Не название должности определяет спектр работы и назначения библиотекаря, а внутреннее понимание миссии школьной библиотеки и деятельность в рамках миссии. Если будет обеспечена защита его прав по законодательству РФ.

Название должности может мало изменить содержание работы.

Много недоработок, сначала нужно все хорошо обдумать, а потом внедрять. У нас же все наоборот – сначала внедрят, а потом думают...

Считаю, что прежде, чем вводить эту должность, необходимо продумать законодательную базу, условия оплаты труда – документов нет.

Пока не знаю, так как нет точной должностной инструкции и не оговорена зарплата педагога-библиотекаря. Не получится, ли, что и без того маленькая зарплата станет еще меньше, а работы ещё прибавится?

Если при этом не будет учитываться библиотечный стаж, то при переходе на эту должность очень многие потеряют в зарплате, а она и так не велика.

Если изменится только название должности и повысятся обязанности, а педагогические льготы не добавятся - не имеет смысла.

Как дополнительную единицу.

При введении данной должности должна быть сохранена и другая должность –библиотекарь-библиограф; таким образом штат должен быть увеличен на 1 единицу. Считаю невозможным адекватно и эффективно заниматься и детским проектами, и развитием детей при загруженности еще и библиотечным (учебным) фондом.

Да, но только в крупных общебразовательных учреждениях с большим количеством классов.

В малокомплектной школе это нереально, так как нет оплаты.

Целесообразно было бы ввести должность библиотекарь-педагог, так как в большей степени мы должны быть библиотекарями, а не педагогами; мы обучаем, но это не основная наша задача.

Пока библиотекарю это введение ничего не дало.

По согласию библиотекаря, а не принудительно.

Глядя как развиваются события, уже не уверена.

В таком виде, как сейчас – нет!

Трудно пока решать. Наверное, преследуются благие цели, но как будет на самом деле – время покажет

Вообще-то я еще думаю над этим. И чем больше я думаю, тем больше возникает вопросов. Кто будет вести учет и полную документацию библиотеки? Кто будет заниматься библиографической работой? Кто будет заниматься комплектованием? При прочтении документов о введении должности «педагог-библиотекарь» в функционале я не увидела этих вещей. И ещё одно: для того, чтобы педагог-библиотекарь имел все льготы учителя, ему необходимо постоянно работать с детьми – проводить уроки, занесённые в учебное расписание. Причем, именно уроки, а не массовые мероприятия, которые являются для классных руководителей и администрации не уроком, а именно мероприятием. Это я так, к размышлению.

Наверное, это новшество позволит библиотечному работнику не только работать, но и получать реальные деньги за свой нелегкий труд. Пора уже выровнять планку между педагогом и школьным библиотекарем.

В таблице 39 представлены результаты ответов на вопросы о специфике новой должности и целесообразности её введения, полученные в различных регионах.

Таблица 39.

Распределение взглядов респондентов на

должность «педагог-библиотекарь», %

Субъекты Российской Федерации

Есть специфика новой должности

Введение новой должности целесообразно

Центральный федеральный округ

Белгородская область

83,2

89,3

Брянская область

76,8

88,3

Владимирская область

79,5

75,2

Воронежская область

Прислано всего 4 анкеты

Ивановская область

81,3

87,9

Калужская область

82,7

93,9

Костромская область

78,5

85,4

Курская область

89,4

86,7

Липецкая область

70,9

80,2

Московская область

74,3

81,7

Орловская область

71,4

89,1

Рязанская область

77,1

82,1

Смоленская область

76,8

87,1

Тамбовская область

70,9

87,3

Тверская область

80,3

83,1

Тульская область

68,3

74,3

Ярославская область

71,8

77,1

Москва

66,0

66,8

Приволжский федеральный округ

Республика Башкортостан

77,8

86,1

Республика Марий Эл

66,9

84,8

Республика Мордовия

74,1

91,2

Республика Татарстан

75,8

86,1

Удмуртская Республика

80,7

89,4

Чувашская Республика

74,8

96,3

Пермский край

73,8

83,1

Кировская область

65,1

88,8

Нижегородская область

74,0

90,4

Оренбургская область

74,3

85,7

Пензенская область

72,3

89,9

Самарская область

74,1

87,3

Саратовская область

79,7

85,7

Ульяновская область

73,3

86,9

Дальневосточный федеральный округ

Республика Саха (Якутия)

Прислано всего 3 анкеты

Камчатский край

67,8

87,6

Приморский край

72,1

79,1

Хабаровский край

77,2

72,1

Амурская область

77,1

85,8

Магаданская область

Прислано всего 9 анкет

Сахалинская область

73,8

73,9

Еврейская автономная область

67,6

85,7

Чукотский автономный округ

Прислано всего 2 анкеты

Уральский федеральный округ

Курганская область

68,3

60,9

Свердловская область

72,9

90,4

Тюменская область

78,2

85,0

Челябинская область

73,3

87,1

Ханты-Мансийский автономный округ – Югра

75,8

81,5

Ямало-Ненецкий автономный округ

Прислано всего 2 анкеты

Северо-Западный федеральный округ

Республика Карелия

68,1

84,9

Республика Коми

74,2

82,8

Архангельская область

75,1

87,0

Вологодская область

78,4

84,5

Калининградская область

72,6

84,0

Ленинградская область

79,3

79.2

Мурманская область

72,7

71,3

Новгородская область

76,1

85,9

Псковская область

78,4

90,6

Санкт-Петербург

63,8

61,4

Ненецкий автономный округ

75,0

58,2

Северо-Кавказский федеральный округ

Республика Дагестан

68,7

93,8

Республика Ингушетия

Прислано всего 3 анкеты

Кабардино-Балкарская Республика

75,6

91,3

Карачаево-Черкесская республика

Прислано всего 2 анкеты

Республика Северная Осетия – Алания

79,1

91,3

Чеченская Республика

80,4

96,5

Ставропольский край

72,1

82,5

Южный федеральный округ

Республика Адыгея

67,5

86,8

Республика Калмыкия

Прислано всего 3 анкеты

Краснодарский край

72,4

80,6

Астраханская область

75,7

85,5

Волгоградская область

78,2

77,7

Ростовская область

Прислано всего 3 анкеты

Сибирский федеральный округ

Республика Алтай

67,9

90,5

Республика Бурятия

76,3

91,7

Республика Тыва

90,5

98,0

Республика Хакасия

76,4

89,1

Алтайский край

78,4

92,3

Забайкальский край

Прислано всего 4 анкеты

Красноярский край

73,5

76,1

Иркутская область

73,9

74,3

Кемеровская область

73,8

73,1

Новосибирская область

75,1

84,1

Омская область

79,4

95,7

Томская область

78,6

69,4

Видно, что региональный разброс невелик, показатели ненамного отклоняются от средних значений. О том, что различия между новой должностью и должностью библиотекаря есть, чаще других говорят респонденты из Республики Тыва (90,5 процента) и Курской области. (89,4 процента). А реже всех соответствующий ответ выбирают респонденты из Санкт-Петербурга (63,8 процента), Кировской области (65,1 процента), Москвы (66 процентов), Республики Марий Эл (66,9 процента).

О целесообразности введения новой профессии чаще других заявляют респонденты из Республики Тыва (98 процентов), и здесь мы видим связь с мнением респондентов о специфике профессии. Более 95 процентов дали такой ответ также в Чеченской и Чувашской республиках, в Омской области. И наоборот, реже всех считают её введение целесообразным в Ненецком автономном округе (58,2 процента), Курганской области (60,9), а также в Санкт-Петербурге (63,8 процента) и Москве (66 процентов). В обеих столицах эти сравнительно низкие показатели коррелируют с ответами на вопрос о наличии специфики новой профессии.

Ответы на вопрос, в чём заключается педагогическая составляющая работы нового школьного библиотекаря, распределились следующим образом (можно было дать любое количество ответов):

формирование информационной культуры учителей, учащихся, родителей 66,7 %

поддержка урочной и проектной деятельности 66,1 %

формирование читательской компетенции школьника 61,3 %

проведение уроков 59,3 %

проведение бесед с учащимися, массовых мероприятий 54,5 %

работа с педагогами 49,4 %

индивидуальная работа с читателем 47,9 %

работа с родителями учащихся 42,8 %

Таким образом, респонденты высоко оценили значимость всех перечисленных в анкете аспектов педагогической деятельности нового школьного библиотекаря. На первых местах оказались при этом формирование информационной культуры всех участников образовательного процесса и поддержка урочной и проектной деятельности. Многие респонденты комментировали свои ответы или давали ответы в свободной форме; чаще всего они подчёркивали, что и нынешний школьный библиотекарь работает по всем названным направлениям. Вот некоторые из свободных ответов:

Считаю, что педагогическая составляющая – это плановое проведение уроков информационной культуры в рамках школьного расписания и всё, что с этим связано. Всё остальное уже и так существует.

Повышение статуса, возможность реализовывать программы, заниматься образовательной работой, а не технической.

И еще куча всего, что делает школьный библиотекарь: подготовка с детьми проектных и исследовательских работ, подготовка детей к различным литературным конкурсам, сопровождение детей на конкурсы, пресс-центр школы – почти во всех школах этой частью работы занимается библиотекарь вместе с детьми.

Знание и работа на ПК, ведение основных библиотечных операций на ПК; комплектование фондов: основного, учебников, электронных изданий; обучение пользователей любой работе на ПК с электронными изданиями и Интернетом.

Педагогическая составляющая уже имеется, но преподавание информационной культуры как предмета, специальных курсов, придало бы библиотекарю новое звучание именно педагога.

У школьного психолога есть статус педагога, но никому в голову не приходит связывать этот статус с обязательными «психологическими» уроками. У школьного логопеда тоже есть статус педагогического работника, но он не проводит логопедических уроков. У школьного социального работника тоже статус педагога, но никаких социальных уроков он не проводит. Все они работают с детьми, потому и педагоги. Библиотекарь тоже работает с детьми, значит, тоже должен быть педагогом.

Все вышеперечисленные формы деятельности осуществлялись и осуществляются школьным библиотекарем.

Мнения респондентов о том, как скажется введение новой профессии на престиже школьной библиотеки и на положении библиотекаря, распределились следующим образом:

повысит статус этой профессии, повысит требования
и уменьшит роль случайных людей в библиотеке

69,9 %

оставит положение библиотекаря без изменений

23,8 %

ухудшит положение дел, уменьшив доступ к этой
и так непопулярной профессии

6,4 %

Таким образом, более двух третей респондентов оценивает ситуацию оптимистически. Почти каждый четвёртый считает, что ситуация не изменится. И только 6,4 процентов считают, что положение библиотекаря ухудшится. Несколько десятков человек в той или иной форме отказались выразить своё мнение. Некоторые дали ответы в свободной форме, ряд таких ответов мы приводим ниже.

Повысит приток на эту должность учителей, оставшихся без нагрузки, отток специалистов в связи с недооценкой важности этой работы директорами школ.

Требования для педагога-библиотекаря – высшее образование, а в библиотеках работают люди в основном со средним.

Повысит требования при незначительном повышении зарплаты, тем самым уменьшит количество желающих работать в этой профессии.

Впечатление двоякое: статус повысит, но требования возрастут, люди могут не выдержать нагрузки

Даст возможность библиотекарям небольших сельских школ расширить поле профессиональной деятельности, как по библиотечным вопросам, так и в сфере педагогики.

Для молодых сотрудников – повысит статус, популяризирует профессию, а для сотрудников с большим стажем перспективы пока не ясны.

Если законодательно не будут закреплены вопросы зарплаты, педстажа, учительского отпуска, то ухудшит положение дел.

Ухудшит положение, так как появятся новые бумаги и отчёты, от которых идёт кругом голова и которые не дают работать нормально.

Случайных людей в библиотеке станет больше. Педагогом-библиотекарем может стать сотрудник без специального библиотечного образования, следовательно, приоритет будет отдаваться другим направлениям работы.

Ничего не изменит, так как нормативная база не готова для лучших перемен.

Педагога-библиотекаря для сельской школы, в которой даже нет всех учителей, практически не найти.

Это очень серьёзный шаг, требующий мнения библиотекарей, работающих на местах. Главное правило – не навреди.

Видно, что внимание респондентов, как и в свободных ответах на предыдущие вопросы, направлено прежде всего на отсутствие нормативной базы, непонятность функционала педагога-библиотекаря.

Ситуация в регионах представлена в таблице 40.

Таблица 40.

Как скажется введение новой должности на престиже и положении школьного библиотекаря, %

Субъекты Российской Федерации

Введение должности «педагог-библиотекарь»

Повысит статус профессии

Оставит ситуацию неизменной

Ухудшит положение дел

Центральный федеральный округ

Белгородская область

82,4

14,0

5,0

Брянская область

78,7

18,8

3,8

Владимирская область

68,3

20,3

11,4

Воронежская область

Прислано всего 4 анкеты

Ивановская область

78,1

17,2

3,1

Калужская область

85,2

13,1

1,7

Костромская область

75,3

20,7

3,4

Курская область

71,8

23,6

8,2

Московская область

68,9

23,0

7,6

Липецкая область

65,5

29,9

4,6

Орловская область

63,6

36,4

0,8

Рязанская область

74,4

21,7

3,9

Смоленская область

74,9

22,1

3,5

Тамбовская область

68,7

29,0

3,4

Тверская область

66,4

27,0

6,6

Ярославская область

61,2

33,0

5,8

Тульская область

57,1

33,3

10,9

Москва

45,4

38,9

17,1

Приволжский федеральный округ

Республика Башкортостан

79,8

17,2

4,6

Республика Марий Эл

72,2

25,6

3,0

Республика Мордовия

81,1

17,8

1,6

Удмуртская Республика

64,2

28,4

6,0

Чувашская Республика

83,5

15,8

2,3

Республика Татарстан

70,5

24,7

7,2

Пермский край

54,4

34,2

14,1

Кировская область

76,1

21,6

2,8

Нижегородская область

75,4

20,9

2,6

Оренбургская область

67,4

25,3

5,6

Пензенская область

76,5

19,1

1,5

Самарская область

65,5

27,5

6,0

Саратовская область

77,7

18,6

3,6

Ульяновская область

78,3

19,8

1,9

Дальневосточный федеральный округ

Республика Саха (Якутия)

Прислано всего 3 анкеты

Камчатский край

69,0

23,0

5,7

Приморский край

64,3

26,4

7,7

Хабаровский край

59,7

23,1

14,9

Амурская область

76,8

22,4

1,6

Магаданская область

Прислано всего 9 анкет

Сахалинская область

67,2

28,1

3,9

Еврейская автономная область

54,3

42,9

2,9

Чукотский автономный округ

Прислано всего 2 анкеты

Уральский федеральный округ

Курганская область

53,4

34,9

9,7

Свердловская область

68,7

28,1

4,2

Тюменская область

78,8

14,2

6,2

Челябинская область

69,0

24,1

6,9

Ханты-Мансийский автономный округ – Югра

65,9

27,5

6,6

Ямало-Ненецкий автономный округ

Прислано всего 3 анкеты

Северо-Западный федеральный округ

Республика Карелия

61,1

31,9

1,4

Республика Коми

69,9

26,9

4,3

Архангельская область

73,5

22,5

2,8

Вологодская область

68,9

23,7

6,3

Калининградская область

61,1

28,8

4,1

Ленинградская область

65,2

22,8

12,0

Мурманская область

60,0

31,7

7,5

Новгородская область

70,9

24,4

3,9

Псковская область

81,7

13,9

2,6

Санкт-Петербург

36,7

43,0

22,7

Ненецкий автономный округ

66,7

26,7

Северо-Кавказский федеральный округ

Республика Дагестан

99,8

0,2

Республика Ингушетия

Прислано всего 3 анкеты

Кабардино-Балкарская Республика

79,8

12,9

6,4

Карачаево-Черкесская Республика

Прислано всего 3 анкеты

Республика Северная Осетия – Алания

80,9

19,1

2,2

Чеченская Республика

89,8

9,4

0,8

Ставропольский край

68,5

23,1

10,0

Южный федеральный округ

Республика Адыгея

69,7

26,9

3,4

Республика Калмыкия

Прислано всего 3 анкеты

Краснодарский край

65,5

24,9

10,2

Астраханская область

70,7

25,7

4,2

Волгоградская область

72,7

17,0

10,0

Ростовская область

Прислана всего 3 анкеты

Сибирский федеральный округ

Республика Алтай

76,1

23,0

1,8

Республика Бурятия

78,3

18,3

6,7

Республика Тыва

93,3

6,1

2,0

Республика Хакасия

75,0

23,6

2,8

Алтайский край

74,8

22,8

3,0

Забайкальский край

Прислано всего 4 анкеты

Красноярский край

58,4

30,2

11,0

Иркутская область

47,8

37,7

10,1

Кемеровская область

56,2

33,1

10,6

Новосибирская область

68,4

27,5

3,6

Омская область

77,9

20,6

3,7

Томская область

48,6

34,3

10,0

Разрывы данных по регионам со средними значениями по массиву сравнительно невелики. Однако можно отметить, что в нескольких регионах мы наблюдаем сравнительно небольшой по сравнению с другими регионами процент «оптимистов» и сравнительно большой процент «пессимистов». Прежде всего, это Санкт-Петербург (36,7 процентов на 22,7 процентов при средних 69,9 процентов на 6,4 процентов) и (Москва (45,4 процентов на 17,1 процентов). Примерно та же ситуация в Пермском (54,4 процентов на 14,1 процентов) и Хабаровском (59,7 процентов на 14,9 процентов) краях, в Иркутской (47,8 процентов на 10,1 процентов), Ленинградской (62,5 процентов на 12 процентов), Томской (48,6 процентов на 10 процентов) и Тульской областях (57,1 процентов на 10,9 процентов).

Представления респондентов о новой школьной библиотеке
и материальном положении педагога-библиотекаря

На вопрос, какие специалисты должны, по мнению респондентов, входить в штат новой школьной библиотеки, можно было дать несколько ответов. Распределение выглядит следующим образом:

заведующая библиотекой (общее руководство,
отбор и заказ учебной литературы и других материалов)

67,1 %

педагог-библиотекарь (библиотечная работа, преподавание,
консультации, организация и проведение мероприятий)

83,7 %

техник библиотечно-информационных сетей (системный администратор)

40,1 %

специалист по работе с учебниками

33,3 %

Подавляющее большинство (83,7 процентов) респондентов подчёркивают нужность новой должности в библиотеке. Этот процент совпадает с процентом тех, кто считает введение этой должности целесообразным (83,6 процентов), и превышает процент тех, кто видит разницу между работой библиотекаря и педагога-библиотекаря (75,2 процентов), и тех, кто оптимистически относится к введению новой должности (69,9 процентов). При этом о необходимости в штате заведующего библиотекой заявили меньше респондентов – две трети. Очевидно, остальные, реалистично оценивая ситуацию, видят в своей новой библиотеке, как и в сегодняшней, всего одного сотрудника.

В свободных ответах и комментариях многие респонденты подчёркивают необходимость библиографа в штате школьной библиотеки. Есть упоминания также о желательности присутствия библиотекаря психолога, специалиста по детскому чтению, художника. Вот ещё некоторые характерные примеры свободных ответов.

В нашей школе 110 человек. Педагог-библиотекарь на 1 ставку вполне может успеть выполнить всю работу вышеперечисленных специалистов. Дайте нам эту ставку!

Поскольку пока ещё не отменили традиционные каталоги, картотеки, папки- накопители материалов по различным темам и проблемам, необходим библиотекарь, отвечающий за эту работу и работу с библиотечным фондом. Это огромная, очень важная часть нашей работы.

Если библиотека большая, то заведующая библиотекой и педагог-библиотекарь, а маленькая – педагог-библиотекарь.

Нужны все вышеперечисленные специалисты, но моя библиотека маленькая, и это невозможно. Я считаю, что в связи с этим необходимы дополнительные выплаты.

Жаль, что все эти специалисты работают в лице единственной штатной единицы, а при современных тенденциях к постоянному сокращению персонала, возможно, что придем к 0,5 или даже меньшей ставке.

Какие льготы должен иметь, по мнению респондентов, педагог-библиотекарь? На этот вопрос можно было дать несколько ответов. В таблице 41 мы сравнили ответы на этот вопрос с ответами на вопрос о нынешних льготах респондентов (они уже были описаны в другом разделе отчёта).

Таблица 41.

Распределение представлений о льготах педагога-библиотекаря, %

Виды льгот

Желают иметь

Реально получают

Доплаты и надбавки

80,4

62,5

Дополнительный отпуск

65,2

19,2

Социальные льготы

52,2

21,4

Библиотечная надбавка за стаж (каждые 5 лет)

64,8

22,7

Видно, что, отвечая на вопрос о льготах педагога-библиотекаря, в своём большинстве респонденты отмечали два, три и даже все четыре варианта. Но наиболее часто выбирался всё же вариант «доплаты и надбавки». Сегодня, судя по ответам на вопрос о сегодняшней ситуации, эту льготу имеют гораздо меньше библиотекарей, чем хотели бы иметь.

Но ещё больший разрыв между желаемой и реальной ситуациями касается других трёх показателей: дополнительного (как у педагогов) отпуска, социальных льгот, надбавки за стаж. Не случайно в свободных ответах на несколько вопросов этой анкеты респонденты подчёркивали важность именно этих льгот и гарантий.

В свободных ответах чаще всего упоминались пенсия по выслуге лет, доплаты за вредность (говорилось о книжной пыли, перетаскивании пачек с книгами, но также и о работе на компьютере), увеличенный отпуск. Часто в той или иной формулировке звучало, что педагог-библиотекарь должен иметь те же льготы, что учитель.

Распределение по регионам представлено в таблице 42 (Приложение 10)

Как свидетельствуют данные таблицы 42, значимость доплат и надбавок чаще всего подчёркивают респонденты из Чувашской республики, Пермского края, Омской области. Реже, чем в других регионах, отмечают эту льготу школьные библиотекари из Мордовии, Алтайского края, Санкт-Петербурга.

Вариант «дополнительный отпуск» чаще всех отмечают респонденты из Москвы (более 90 процентов), Чувашии, Пермского и Хабаровского краёв, Тверской области, а также из всех, кроме Курганской области, регионов Уральского федерального округа. При среднем по массиву показателю 65,2 процента, гораздо меньше респондентов выбрали этот вариант ответа в Смоленской области (33,5 процента), в Мордовии (28,5процента).

Что касается социальных льгот, то чаще всех этот вариант выбирали школьные библиотекари из Бурятии (81,4 процента – при среднем показателе 52,2 процента) и Челябинской области(75 процентов). Реже всех отмечали этот вариант в Костромской области (26,4 процента), Дагестане (33,3 процента), Северной Осетии (36 процентов), Ненецком автономном округе (37,5 процента).

Ответы на вопрос, какой уровень зарплаты должен быть, по мнению респондентов, у педагога-библиотекаря, распределились следующим образом.

5-7 тысяч рублей 6,0 %

7-10 тысяч рублей 17,7 %

10-15 тысяч рублей 35,0 %

15-20 тысяч рублей 36,5 %

В этом вопросе вообще не предлагалось варианта ответа о зарплате, меньшей, чем 5 тысяч рублей; между тем, в реальности 37,1 процента респондентов-библиотекарей получают именно такую зарплату, а зарплату 5-7 тысяч – ещё 34,6 процента. Больше 10 тысяч рублей в реальности получают 28,2 процента респондентов, а хотели бы в новой должности получать – 71,5 процента.

В разных регионах и округах были получены различные ответы на этот вопрос. Они представлены в таблице 43. (Приложение 11)

Таблица показывает, в частности, что в Центральном федеральном округе ряд регионов даёт значительно больший среднего показателя (6 процентов) процент респондентов, претендующих лишь на самый низкий из предложенных в анкете уровней зарплаты. Это Брянская (11,2 процента), Тамбовская (11,3 процента), Курская (11,6 процента), Костромская, (14,8 процента), Смоленская (12,8 процента), Рязанская (17 процентов) области. А процент выбравший в качестве желаемого уровня самый высокий из предложенных здесь, соответственно, гораздо ниже среднего по массиву. При этом в Московской области этот наивысший уровень, 15-20 тысяч рублей отметили как желаемый более 70 процентов (при среднем по массиву 36,5 процента), а в Москве предложенный диапазон респонденты, очевидно, не приняли всерьёз: около двух третей респондентов на этот вопрос вообще не ответили.

Гораздо больший, чем по массиву, процент остановившихся на диапазоне 5-7 тысяч рублей, также в Республике Марий Эл (11,2 процентов), Алтайском крае (12,3 процента), Кировской (14 процентов), Курганской (17 процентов), Оренбургской (17,2 процента) областях, в Мордовии (21 процент).

На самый высокий из предложенных в анкете диапазонов зарплат педагога-библиотекаря чаще всего (кроме упомянутой уже Московской области) претендуют респонденты из Ленинградской (67 процентов) области, а также из Тюменской (70,4 процента), Иркутской (68,1 процента), Мурманской (67,8 процента), Томская (62,8 процента областей, то есть регионов, где действуют территориальные коэффициенты и надбавки.

Велики различия в ответах на этот вопрос, данных библиотекарями городских и сельских школ. Соответствующие распределения представлены в таблице 44.

Таблица 44.

Зарплата педагога-библиотекаря: распределение представлений городских и сельских школьных библиотекарей, %

Желаемая зарплата педагога-библиотекаря (руб.)

5-7 тысяч

7-10 тысяч

10-15 тысяч

15-20 тысяч

Городские школы

1,2

8,7

32,4

49,3

Сельские школы

10,3

25,7

37,4

24,9

Представленные в этой таблице различия значительнее, чем различия по регионам. Если половина участвовавших в мониторинге городских школьных библиотекарей, хочет получать 15-20 тысяч рублей, то в селе таких оказалось вдвое меньше. Сельские школьные библиотекари в своих желаниях останавливаются чаще всего на 10-15 тысячах рублей, а каждый десятый из них готов получать 5-7 тысяч. И это не удивительно, поскольку сегодня 37 процентов из них получает менее 5 тысяч рублей.

Автоматизированные информационно-библиотечные системы и их использование

Автоматизированные информационно-библиотечные системы имеют и используют 10256 библиотек (75,3 процента) из 13630, участвовавших в исследовании. Большинство – 91 процент из них – получили эти системы централизованно, через органы управления образованием. В основном это «MAPK-SQL-версия для школьных библиотек» (75,3 процента от всех библиотек, имеющих системы) и «1С. Школьная библиотека» (23,7 процента). 42,6 процента пользователей проходили обучение работе с АИБС.

Причины недостаточно полного использования АИБС различны: нет навыков, не обучены (45,6 процента); нет специалистов (34 процента), «нет ставок» (30,3 процента), несоответствие системы задачам библиотек (18,4 процента). На недостатки самих систем сослались 19 процентов пользователей.

Многие ответы, данные в свободной форме, свидетельствуют о том, что проблемы, связанные с использованием АИБС, тесно связаны с общими проблемами деятельности библиотеки.

О том, что им ничего не мешает, что они используют систему во всех необходимых случаях, сказали более 35 процентов респондентов.

Ситуация с использованием в Федеральных округах АИБС представлена в таблице:

АИБС, используемые в библиотеках образовательных учреждений

Субъект Российской Федерации

Всего участников монито-ринга, библиотек

Исполь-зуют АИБС, библ.

Исполь-зуют АИБС, %

Названия используемых АИБС

Не исполь-зуют АИБС, %

МАРК-SQL, шт.

МАРК-SQL* %

1С, шт.

1С,* %

Другие АИБС, шт.

Центральный федеральный округ

Белгородская область

117

102

87,2

100

98,0

4

3,9

12,8

Брянская область

232

146

62,9

89

61,0

60

41,1

29,3

Владимир-ская область

218

148

67,9

120

81,1

30

20,3

1 (Opac-Global)

31,7

Ивановская область

191

101

52,9

16

15,8

85

84,2

42,9

Калужская область

154

109

70,8

78

71,6

30

27,5

1 (КМ-Школа)

29,2

Костромская область

170

131

77,1

100

76,3

33

25,2

18,8

Курская область

107

45

42,1

34

75,6

12

26,7

57,9

Липецкая область

176

137

77,8

52

38,0

87

63,5

22,2

Московская область

767

535

69,8

481

89,9

99

18,5

6

24,6

Орловская область

144

85

59,0

64

75,3

25

29,4

32,6

Рязанская область

191

83

43,5

58

69,9

7

8,4

19 (Аверс)

41,9

Смоленская область

218

96

44,0

73

76,0

23

24,0

36,7

Тамбовская область

178

141

79,2

132

93,6

13

9,2

10,7

Тверская область

137

136

99,3

64

47,1

11

8,1

62 (Opac-Global)

0,7

Тульская область

136

90

66,2

68

75,6

22

24,4

3

33,1

Ярославская область

87

59

67,8

56

94,9

1

1,7

3 (Ирбис)

26,4

г. Москва

928

867

93,4

38

4,4

820

94,6

9 (Аверс)

6,6

Северо-Западный федеральный округ

Республика Карелия

66

54

81,8

43

79,6

22

40,7

1

18,2

Республика Коми

85

57

67,1

56

98,2

22

38,6

32,9

Архангельская область

251

208

82,9

201

96,6

8

3,8

16,7

Вологодская область

361

263

72,9

240

91,3

41

15,6

25,2

Калининград-ская область

70

52

74,3

14

26,9

38

73,1

25,7

Ленинградская область

93

76

81,7

65

85,5

20

26,3

7 (Библи-ограф)

18,3

Мурманская область

136

98

72,1

84

85,7

29

29,6

3

27,2

Новгородская область

114

65

57,0

43

66,2

21

32,3

1

43,0

Псковская область

110

92

83,6

81

88,0

16

17,4

2

16,4

г. Санкт-Петербург

117

86

73,5

47

54,7

9

10,5

27 -Библи-ограф; 2 - Ирбис

26,5

Ненецкий Автономный округ

13

8

61,5

4

50,0

4

50,0

38,5

Приволжский федеральный округ

Республика Башкортостан

375

236

62,9

213

90,3

56

23,7

22,9

Республика Марий Эл

138

84

60,9

45

53,6

54

64,3

32,6

Республика Мордовия

186

119

64,0

105

88,2

24

20,2

28,5

Республика Татарстан

148

146

98,6

146

100,0

3

2,1

0,7

Удмуртская Республика

143

103

72,0

89

86,4

20

19,4

26,6

Чувашская Республика

132

108

81,8

104

96,3

5

4,6

15,9

Пермский край

137

119

86,9

102

85,7

24

20,2

4

12,4

Кировская область

194

131

67,5

109

83,2

43

32,8

4 (Аверс)

24,7

Нижегород-ская область

191

136

71,2

117

86,0

26

19,1

25,1

Оренбургская область

167

142

85,0

92

64,8

79

55,6

11,4

Пензенская область

61

46

75,4

38

82,6

9

19,6

24,6

Самарская область

188

169

89,9

169

100,0

2

1,2

9,0

Саратовская область

300

251

83,7

213

84,9

64

25,5

1

15,0

Ульяновская область

248

160

64,5

134

83,8

83

51,9

1

30,2

Южный федеральный округ

Республика Адыгея

117

59

50,4

46

78,0

33

55,9

37,6

Краснодарский край

953

877

92,0

826

94,2

70

8,0

2

7,9

Астраханская область

149

75

50,3

59

78,7

50

66,7

32,9

Волгоградская область

366

211

57,7

175

82,9

89

42,2

26,8

Северо-Кавказский федеральный округ

Республика Дагестан

20

11

55,0

11

100,0

0

0,0

30,0

Кабардино-Балкарская Республика

108

96

88,9

0

0,0

96

100,0

11,1

Республика Северная Осетия – Алания

94

74

78,7

6

8,1

70

94,6

21,3

Чеченская Республика

241

116

48,1

45

38,8

71

61,2

36,5

Ставрополь-ский край

227

204

89,9

188

92,2

20

9,8

10,1

Уральский федеральный округ

Курганская область

99

75

75,8

72

96,0

9

12,0

1

17,2

Свердлов-ская область

184

152

82,6

125

82,2

39

25,7

2 (Ирбис)

14,7

Тюменская область

109

95

87,2

39

41,1

68

71,6

12,8

Челябинская область

28

22

78,6

18

81,8

1

4,5

3 (Ирбис)

21,4

Ханты-Мансийский автономный округ– Югра

91

83

91,2

74

89,2

11

13,3

4 (Ирбис) 1 (Аверс)

8,8

Сибирский федеральный округ

Республика Алтай

97

66

68,0

59

89,4

6

9,1

1

21,6

Республика Бурятия

55

44

80,0

41

93,2

9

20,5

10,9

Республика Тыва

132

105

79,5

98

93,3

15

14,3

15,9

Республика Хакасия

68

56

82,4

25

44,6

37

66,1

16,2

Алтайский край

278

262

94,2

248

94,7

25

9,5

10 (Ирбис)

6,8

Красноярский край

428

358

83,6

347

96,9

19

5,3

11,4

Иркутская область

66

63

95,5

10

15,9

59

93,7

0,0

Кемеровская область

331

246

74,3

235

95,5

19

7,7

17,5

Новосибир-ская область

192

140

72,9

115

82,1

44

31,4

21,4

Омская область

130

130

100,0

128

98,5

8

6,2

0,0

Томская область

124

108

87,1

99

91,7

8

7,4

10,5

Дальневосточный федеральный округ

Камчатский край

79

46

58,2

43

93,5

2

4,3

1

31,6

Приморский край

124

77

62,1

73

94,8

3

3,9

1

29,8

Хабаровский край

123

118

95,9

50

42,4

78

66,1

4,1

Амурская область

235

153

65,1

140

91,5

31

20,3

32,3

Магаданская область

12

10

83,3

6

60,0

4

40,0

16,7

Сахалинская область

133

66

49,6

57

86,4

44

66,7

34,6

Еврейская автономная область

30

19

63,3

19

100,0

2

10,5

30,0

(* Сумма значений в % по двум АИБС может быть более 100, т.к. регионы зачастую используют обе системы)

Таблица демонстрирует большие разрывы между регионами в каждом из федеральных округов. В большинстве округов мы находим регионы, где подавляющее большинство библиотек-участниц (более 80 процентов) используют АИБС в своей работе.

Это Тверская и Белгородская области, город Москва в Центральном округе; Республика Карелия, Архангельская, Псковская области в Северо-Западном округе, Республика Татарстан, Чувашская республика и Самарская область – в Приволжском; Краснодарский край в Южном; Кабардино-Балкарская республика, Ставропольский край в Северо-Кавказском, Свердловская, Тюменская области и Ханты-Мансийский Автономный округ в Уральском; Алтайский край, Иркутская и Омская области в Сибирском; Хабаровский край в Дальневосточном Федеральных округах.

Ряд регионов в этих округах имеют более 60 процентов школьных библиотек, работающих с АИБС: 9 таких регионов есть в Центральном округе (Брянская, Владимирская, Калужская, Костромская, Липецкая, Московская, Тамбовская, Тульская, Ярославская области), 5 – в Северо-Западном (республика Коми, Вологодская, Калининградская, Мурманская области, г. Санкт-Петербург), Приволжский Федеральный округ (100 процентов регионов!), 2 – в Уральском (Курганская, Челябинская области), в Сибирском – все, кто участвовал в мониторинге, в Дальневосточном – Приморский край и Амурская область. Во всех перечисленных округах внедрение АИБС составляет более 60 процентов.

В некоторых федеральных округах есть регионы, в которых с АИБС работают гораздо меньше библиотек, чем в среднем по массиву. В ряде регионов таких библиотек оказалось на уровне 40 – 50 процентов: это Рязанская, Курская и Смоленская области в Центральном; республики Адыгея и Астраханская области – в Южном; Чеченская республика – в Северо-Кавказском, Сахалинская – в Дальневосточном Федеральных округах.

Ответы от библиотек на вопрос 7 «Какая это система?», как и предполагалось, в основном разделились между двумя АИБС – «MAPK-SQL-версия для школьных библиотек» – 7724 (75,3 процента) и «1С. Школьная библиотека» – 2432 (23,7 процента).В сумме это составляет около 99 процентов. Причем из этого числа 7,6 процента опрошенных отметили, что используются обе системы. В остальных анкетах были названы АИБС «OPAС-GLOBAL» (0,6 процента), «БиблиоГраф», «Аверс: Школьная библиотека», «ИРБИС» (все вместе – менее 1 процента).

Следует отметить, что система «OPAС-GLOBAL» применяется исключительно в Тверской области (все 62 случая). Выбор здесь был за органами управления образованием. Похожая ситуация наблюдается с системами «БиблиоГраф» (34 упоминания в Санкт-Петербурге и Ленинградской области), «Аверс: Школьная библиотека» (19 в Рязанской области, 9 в Москве, 4 в Кировской области). Система «ИРБИС» упоминается в анкетах из Ярославской, Свердловской, Челябинской областей, Алтайского края, Ханты-Мансийского Автономного округа).

На прямой вопрос анкеты о применяемой в школьной библиотеке АИБС, полученные ответы требовали дополнительной обработки. Таблица с названиями упоминаемых респондентами систем в приложении 11. Приводим эту таблицу после обработки.

Характерно, что более трети респондентов, заявивших о наличии АИБС в их библиотеке, на вопрос «Что повлияло на выбор АИБС?» ответили «не знаю», и именно такой ответ был самым частым. Вообще этот вопрос предполагал возможность нескольких ответов. На втором месте по популярности оказался ответ «информация, полученная от коллег» (21 процент), почти столько же респондентов выбрали вариант «простота, удобность использования» (20 процентов). Немногим более 5 процентов подчеркнули значимость доступной цены, почти столько же – удобный вариант покупки; около 2 процентов отметили, что повлияли льготы и бонусы поставщика.

Около 2 тысяч респондентов дали тот или иной ответ в свободной форме; примерно половина этих ответов звучат примерно так:

выдали бесплатно

была поставка во все школы

не выбирали, нам ее дали

было массовое оснащение всех школьных библиотек единой системой

Ответы на следующий вопрос – «Откуда получена АИБС?» описывают данную ситуацию достаточно однозначно. Более 91 процента выбрали варианты ответов: «централизованная поставка через органы управления образованием», «наличие этой программы в пакете первой помощи», «по федеральной программе» и др. Более 4 процентов – «не знаю», более 3 процентов – «покупка произведена руководством школы». Другие встречающиеся ответы: «получена в дар от коллег», «закуплена за деньги библиотекаря», «создана самостоятельно», «подарок за участие в конкурсе», «выдана на курсах повышения квалификации», «установлена разработчиком АИБС» и др.

Судя по данным этой анкеты, 4368 респондентов (42,6 процента) проходили обучение работе с АИБС. Ещё 1772 человека (17,3 процента) отметили, что обучение было частичным. Однозначно сказали, что обучения не проходили 3456 респондентов (33,7 процента). При этом около 80 процентов из проходивших обучение занимались на курсах повышения квалификации, 20 процентов – самостоятельно, остальные – в компании производителя и/или поставщика АИБС.

При ответе на вопрос об использовании АИБС варианты применения указаны неоднородно. Чаще всего указывали «ведение электронного каталога» – 43,7 процента ответов и «учет фонда» – 36,9 процента. Реже – «формирование отчетов» – 21,7 процента, «загрузка и выгрузка библиографических данных в формате RUSMARC» – 18,7 процента. И совсем немного указывали в ответах «комплектование» – 10 процентов, «книговыдача» – 7,7 процента, обмен данными с системой программ «1С: Управление Школой» – около 4 процентов «заказ книг читателями» – 2,9 процента. Причем, чаще отмечались несколько вариантов использования.

Подобное распределение свидетельствует о том, что непосредственно для работы с читателями АИБС используется крайне редко. Как показывает дальнейший анализ это связано с недостатками обеих систем, основным из которых отмечается сложность в работе, слабая ориентированность на школьную специфику (быстрое обслуживание в течение перемены), невозможность применения технологии штрихового кодировании, неудобный интерфейс и система поиска и др.

Наибольший процент использования для ведения электронного каталога изданий вызван, на наш взгляд, тем, что это является самым узким местом в работе с АИБС, поставленные в школы без электронного каталога, в результате чего школьным библиотекарям приходится значительное время тратить на его заполнение. Без этого невозможен ни учет фондов, ни комплектование, ни работа с читателями.

Из мешающих полноценному использованию АИБС причин (можно было назвать несколько таких причин), чаще всего отмечают необученность (45,6 процента). В связи с этим отмечен недостаток методических материалов, пошаговых инструкций к руководству пользователя.

На сильную загруженность и нехватку времени и, как правило, на отсутствие дополнительных специалистов в штате (в том числе и работа на 0,5 ставки) ссылаются около 30,3 процента респондентов. Несоответствие системы задачам библиотек отметили 18,4 процента.

На недостатки самих систем сослались 19 процентов пользователей.

О том, что им ничего не мешает, что они используют систему во всех необходимых случаях, сказали более 35 процентов представителей этой группы респондентов.

Многие дали ответы в свободной форме, которые свидетельствуют о том, что проблемы, связанные с использованием АИБС, тесно связаны с общими проблемами деятельности библиотеки. Часто встречается мнение о том, что в маленьких библиотеках (в том числе сельских) АИБС не нужна.

АИБС рассчитана на большие библиотеки; для школьной библиотеки она слишком громоздка.

В школах эта система не нужна. Я с закрытыми глазами могу найти в своей библиотеке нужную книгу, т.к. фонды маленькие. И не пополняются. А читатели не хотят пользоваться этой системой для поиска информации. Им проще у меня спросить.

Начальная стадия создания каталога, потеря базы каталога в результате вирусной атаки.

Ввод документов требует много времени, одному работнику библиотеки сложно ввести в систему все документы библиотечного фонда, поэтому полная автоматизация библиотечных процессов пока невозможна.

Трудно внести весь фонд в программу, вносим только новые издания, ретрофонд не внесён и бумажный вариант читательского формуляра надежней.

В маленькой сельской школе, считаю, лишняя работа при такой маленькой зарплате.

Сложность АИБС для библиотекаря, невозможно импортировать данные из других библиотек.

Всё долго, а у нас всё срочно за перемену в 5-10 минут. Совершенно нет времени на внесение в электронный каталог. Должен быть не один сотрудник в библиотеке.

Устаревшие компьютеры, программы не загружаются.

Для полного использования необходимо ввести данные по всему фонду; это хорошо для новостроек, остальным школам требуется время на эту работу.

За работу на компьютере оплаты нет. ИКТ - это один профиль библиотечной работы; использование АИБС фактически означает введение электронного абонемента, а это уже другой профиль библиотечной работы, за которую тоже оплаты нет.

В подавляющем большинстве случаев (94 процента) АИБС используется на одном рабочем месте, 2,3 процента пользователей используют систему на двух компьютерах, 1,6 процента – более чем на двух. При этом 85 процентов респондентов отметили, что они не пользуются услугами службы поддержки.

Предложения по развитию АИБС и автоматизации библиотечной работы в целом.

Мы получили множество ответов-мнений на вопрос о путях, способах и направлениях совершенствования АИБС для школьных библиотек. Они касаются и общих вопросов (необходимости методических пособий, инструкций, регулярной технической поддержки), и конкретных технологических (необходимости изменения, упрощения, модификации отдельных модулей).

На вопрос 18: «Необходимо ли совершенствование и развитие используемой АИБС? В каких направлениях?» от пользователей АИБС было получено 3560 ответов.

Вот их отзывы и предложения:

Из 1064 пользователей АИБС «1С: Школьная библиотека» 285 человек (26,8 процента) ответили однозначным «да», 133 человека (12,5 процента) сказали «нет». К последним стоит прибавить тех, кого «все устраивает в АИБС» - 4,5 процента, итого против доработки системы – 17 процентов пользователей (180 человек). Затруднились с ответом 135 респондентов (12,7 процента).

У 2504 пользователей АИБС «MAPK-SQL: Школьная библиотека» аналогичные цифры выглядят следующим образом: за усовершенствование – 613 человек (24,5 процента), против – 235 (9,4 процента), всё устраивает 82 пользователя (3,3 процента). Итого против модернизации 318 голосов (12,7 процента). Затруднились с ответом 230 человек (9,2 процента).

Что же все-таки хотят улучшить пользователи обеих АИБС в первую очередь?

Прежде всего – упростить работу с системой, адаптировать АИБС применительно к специфике школьной библиотеки – по 12,8 процента для «МАРК» и «1С».

Под упрощением в обеих системах понимается упрощение ввода данных (убрать лишние поля), упрощение процедуры выдачи книг (чтобы успевать за перемену). Многие для этого предлагают применение сканеров для считывания штрих-кодов, переход на полностью электронную систему обслуживания читателей.

Усовершенствовать интерфейс, систему поиска, рабочие места «Каталогизатор», «Абонемент», «Комплектование», инвентаризацию и учет фонда, списание книг по инвентарным номерам, обмен данными между АИБС, систему защиты данных. Также часто упоминается необходимость простого формирования отчетов, различные формы которых «спускают» руководящие органы образования довольно часто. А те формы отчетов, которые заложены в системы, привести в соответствие с требованиями учетной документации для школьной библиотеки. Есть жалобы (в обеих системах) на то, что библиографическое описание документов при выводе на карточку не соответствует библиотечному ГОСТу .

МАРК-SQL: Не удобные формы учета. Где-то возможно самостоятельно перестроить под себя, а где-то нет. Такое впечатление, что разработчики не привлекали специалистов - библиотекарей.

Необходимо постоянно вводить пароль, при заполнении КСУ записи не располагаются хронологически по годам, неудобно распечатывать карточки в каталоги и картотеки, невозможность копирования определённых полей из одного документа в другой.

Необходимо совершенствовать систему ввода данных (позволить более гибкое формирование библиографических форм по данным ввода). Приблизить возможности АИБС к нуждам именно школьных библиотек (упростить систему полей, совершенствовать комплекс автоматических словарей). Развивать АИБС в направлении облегчения составления библиографических форм и работы с читателем.

Часто встречаются ответы «Автоматизация библиотечной работы», очевидно, содержащие намек на то, что пользователи ждут от использования АИБС реального облегчения своего труда.

В обеих системах неважно обстоит дело с ведением электронных каталогов (2 процента), причем не только книг, но также цифровых и электронных образовательных ресурсов, периодики. Многие предлагают ввести возможность оформления подписки через АИБС. Правда для этого, как и для эффективной работы по обновлению как программы, так и баз данных, необходимо применение интернет-версии АИБС. Было бы хорошо задействовать школьную локальную сеть для обеспечения удаленного доступа пользователей, но для этого нужно иметь, во-первых, сетевую версию АИБС, которая для школ дорога и, во-вторых, локальную сеть в школе, а на сегодня ею оборудовано три четверти школ.

Требования к соответствующему техническому оснащению (новые компьютеры для библиотекаря, увеличение количества компьютеров для посетителей, принтеры, сканеры, интернет – желательно скоростной) высказали 2 процента опрошенных. При этом следует помнить, что о полном отсутствии доступа к ИКТ говорят 1200 библиотекарей (8,8 процентов от принявших участие в мониторинге).

С переходом школ на операционную систему «Linux» возникают проблемы у 0,5 процентов пользователей «1С» и у 1,5 процентов пользователей «МАРК». Видимо, переход на новые ОС еще не принял столь глобального масштаба, но там где он произошел – произошли и отказы АИБС:

Надо обновить систему и научиться обмениваться данными с другими библиотеками. По-моему - это самое нужное. Но что больше всего напрягает в отношении ведения базы - постоянный страх перехода на отечественную операционную систему, которая несовместима с нашей АИБС. Страх потерять все наработки.

Развивая тему коммуникаций, следует отметить тенденцию на то, что не редко слышатся голоса 260 библиотекарей (7,3 процента от высказавших пожелания разработчикам) в пользу создания распределенного электронного каталога и обеспечение интернет-доступа к нему. Корпоративное взаимодействие библиотек позволило бы заниматься библиографическим описанием – самым трудоемким процессом для школьных библиотекарей – библиографов «больших» библиотек, специалисты которых, кстати, смогли бы взять на себя нагрузку по технической и методической поддержке пользователей АИБС.

Также встречаются убедительные пожелание ввести в штат библиотеки специалиста по работе с АИБС в связи с сильной загрузкой библиотекаря.

Главное горе ШБ - нет времени, идет засилие бумаг, а внести в электронный католог фонд очень затратная по времени работа. А ведь есть ещё читатели, массовая, выставочная работа, работа с сайтом. Кроме того, каждый сидящий у компьютера ребёнок требует внимания: кому помочь, а кто уже полез, куда не надо и т. д. Нужен отдельный специалист для работы с АИБС, иначе качественный, работающий каталог с ключевыми словами, предметными рубриками не сделать. Да если ещё школа большая и читателей больше 1200, о каком каталоге речь! Необходимо создание распределенного электронного каталога. Корпоративное взаимодействие библиотек!

В сравнении с другими АИБС пользователи «МАРК» высказывают желание перейти на другие системы, в частности «1С» (0,6 процент), ИРБИС (1 процент):

ИРБИС библиотечная программа, более современная и удобная, которая позволила бы создать объединенные каталоги школьных библиотек и многие процессы проходили бы быстрее. Наша программа не такая удобная в использовании, 2003 года выпуска.

В отличии от традиционной системы "АИБС ИРБИС" система "MAPK-SQL" не доработана в плане расположения полей, ввода информации в БД и окончательного просмотра.

Познакомилась с программой ИРБИС. Работать в этой программе мне более удобно…

На курсах повышения квалификации нас познакомили с "Ирбис", нам она очень понравилась, но средств на её закупку не выделяли.

Комплектование лучше в ИРБИС…

Переходим на ИРБИС-64 - система предназначена для автоматизации библиотек любого типа, от крупнейших до небольших школьных, сельских и домашних библиотек

Преходим на ИРБИС: в городе во всех публичных библиотеках, и библиотеках ВУЗ используется ИРБИС

Преходим на ИРБИС: Более доступная служба поддержки. Своевременное пополнение базы учебников



© 2007 «Русская Школьная Библиотечная Ассоциация»
Все права защищены