Вход в Личный Кабинет РШБА
Наши контакты: тел.: 8 903 615-90-36, эл.почта: rusla@rusla.ru
   
 
 
 
 


Издания РШБА:

ЖУРНАЛ «ШКОЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА»:

НОВЫЕ КНИЖНЫЕ ИЗДАНИЯ:

  

ВЫСТАВКИ В ШКОЛЬНОЙ БИБЛИОТЕКЕ:

 

Партнеры

      
     
   
         

 

Новости

13.01.2011

Рукописи не горят – они оцифровываются

Проблемами знаменитой «Ленинки» (сегодня – Российской государственной библиотеки) поделился с корреспондентом «Аргументы недели» генеральный директор РГБ Александр Вислый.

Знаменитая «Ленинка» сегодня – Российская государственная библиотека. Ее фондам по-прежнему могут позавидовать мощнейшие мировые музеи. 43 миллиона единиц хранения. Произведения на 367 языках мира. Уникальные коллекции рукописей, газет, изоизданий и звукозаписей – список можно продолжать бесконечно. Поток посетителей сюда без преувеличения огромен. Но проблем у библиотеки много, как и у всего библиотечного дела в целом. О них мы поговорили с генеральным директором РГБ Александром ВИСЛЫМ.

– Александр Иванович, сейчас, чтобы получить в РГБ необходимую книгу, ждать приходится около двух часов. Возможно ли ускорить этот процесс?

– Дело в том, что хранилище, в котором находится 20 миллионов книг, проектировалось в 30-х годах прошлого века. Система доставки книг, сохранившаяся с тех пор, заслуживает отдельного описания. Когда читательское требование поступает в хранилище, работник библиотеки находит на полках книгу и кладет ее на вертикальный конвейер – специальный лифт, который не спеша едет на нижние ярусы, где другой специалист снимает ее и перекладывает в люльку. Люльки, подвешенные на цепях к огромным шестерням, движутся вдоль хранения к ожидающему читателю... Весь процесс занимает 1,5–2 часа. Ускорить его можно. Существуют современные системы – телелифты, основанные на компьютерном управлении. Но, чтобы нашей библиотеке сменить существующий медленный конвейер на телелифт, придется остановить работу на год! Это минимальный срок, который дают строители на остановку и демонтаж старой системы и запуск новой.
Прекратить доступ читателей в РГБ на такое время просто недопустимо. Поэтому сейчас библиотеке необходимо новое здание. Туда мы перевезем самую спрашиваемую часть фонда с максимально открытым доступом к нему. А основное хранилище в это время оборудуем современной системой. Распоряжение правительства России о строительстве нового здания РГБ в центре Москвы уже есть. Если финансирование будет поступать стабильно и сроки не сорвутся, через пять лет мы переедем. Пусть этот вариант переоборудования долгий – зато без остановки библиотеки. А новое здание нам в любом случае необходимо: хранение уже сейчас забито, некуда ставить новые книги.

В чистом виде пиратство

– А недостаток места в наш цифровой век – это проблема? Почему не перевести информацию в электронный вид?

– Мы – национальная библиотека и должны сохранять документы эпохи в их оригинальном виде. Вторая проблема – в законодательстве об авторском праве. Переводить в электронную форму литературные произведения без согласия на то авторов или их наследников разрешено только спустя 70 лет после смерти автора. Теперь представьте. Писатель родился в 1880 году, в 1901-м была написана и издана его книга, а в 1941-м он скончался. В данном случае получается, что издание начала XX века можно оцифровать только в 2012-м! Поэтому сейчас свободно переводятся в цифру только произведения XIX столетия, все они с «ятями», твердыми знаками — совершенно другой графики. Таким переводом библиотека начала постепенно заниматься.
Чтобы получить разрешение на оцифровку более современной литературы, нужно заключить письменный договор с авторами. Так ли это просто? Сегодня только научно-образовательной литературы выходит 40 тысяч наименований в год. У одной книги в среднем по два-три автора. Значит, чтобы оцифровать книги только одного года выпуска, придется заключить порядка 100 тысяч договоров! Нужно еще найти авторов, получить их разрешение. Для этого требуются дополнительный штат сотрудников и, соответственно, дополнительные расходы.
Мы долго добивались поправок в четвертую часть Гражданского кодекса РФ: просили дать национальным библиотекам или одной РГБ право создавать бесплатную электронную копию любого произведения. Она бы не «ушла» за пределы библиотеки, но привлекла бы читателя. Однако такого права мы не получили.
Так что придется заключать договора. Сколько получится заключить, неизвестно. Но рассчитывать на солидный объем легальной литературы в таких условиях точно не приходится. Те тексты современных произведений, которые сейчас выложены в Интернете, – почти все пиратские.

– В фонды «Ленинки» попадают пиратские издания?

– По-хорошему, выполняя функцию сохранения фонда, нам не помешает и пиратские издания скачивать и на серверах сохранять. Но это уже уголовное правонарушение. Поэтому таковые мы не собираем.
Однако пиратские экземпляры иногда попадают к нам в печатном виде. Бывают случаи, когда издательство производит допечатку тиража на популярную книжку без дополнительного договора с автором. Такая допечатка – в чистом виде пиратство. Наши библиотекари, приобретая книги, не имеют возможности проверить, легальный или пиратский это тираж.
В перестройку вышло много книг иностранных авторов, которые переводились на русский и печатались без всяких договоров. Такого пиратского тиража у нас полно. Более того, из тех книг, которые поступают к нам по закону «Об обязательном экземпляре» (в «Ленинку» поступает по 2 экземпляра всей печатной продукции, которая издается в стране. – Прим. ред.) пиратские тоже есть.

И рукописи целы, и читатели «сыты»

– В РГБ хранятся ценнейшие экземпляры – от Архангельского и Мариинского Евангелий XI века до грамот великих князей, иностранных документов на персидском, арабском, греческом. Скажите, насколько актуальна для библиотеки проблема краж раритетов?

– Такого у нас давно не было. Самая ценная часть хранения – рукописный фонд – находится в особо жестком режиме обслуживания. Без сопроводительного письма от организации туда не попасть, там на одного посетителя приходится по два сотрудника, везде установлены камеры и происходит доскональное пересчитывание выданных страниц. Ведь может среди них попасться и страничка, которую расписал, к примеру, Андрей Рублев...
 
– А как рукописный фонд перенес летнюю жару? Старинные книги и архивные документы не пострадали?

– Весь рукописный фонд, а это полмиллиона экземпляров, находится в Доме Пашкова. Он оборудован в соответствии с российским стандартом современной системой поддержания определенной температуры (18 + 2о) и влажности (55 +5%). В жару за его судьбу пришлось поволноваться: благодаря хорошим кондиционерам, положенный уровень температуры удавалось удерживать, но резко подскакивала влажность. А системы осушения воздуха стоят огромных денег. Благо, этот период мы пережили.

Библиотека «уходит на пенсию»

– Согласно сайту РГБ, в нее ежедневно записываются около двухсот новых читателей. Кто они?

– В основном студенты, аспиранты, научные сотрудники. Они приходят сюда работать, а не почитать для души. Берут учебники, монографии. Специалисты-филологи изучают художественную литературу. Пик посещений приходится на декабрь и май – как раз перед сессиями. Зимний пик ограничивается количеством номерков в гардеробе, однако некоторые находчивые студенты в таких случаях раздеваются в соседних музеях и прибегают к нам уже без верхней одежды!
Ежедневно в библиотеку приходят от 4 до 6 тысяч человек. Есть еще те, кто изучает диссертации в виртуальных читальных залах, – таких посетителей 6–8 тысяч в день по всей стране. Судя по этим цифрам, мне пора задуматься, какой библиотекой руковожу: традиционной или все-таки уже электронной.
К сожалению, у библиотеки практически нет читателей так называемого среднего класса. Одна из основных причин – это отсутствие нормальной парковки. Когда люди не привыкли пользоваться метро, а им некуда поставить машину, они просто к нам не поедут. Для них нужно создавать условия... Где здесь, в центре Москвы, можно заполучить местечко для парковки, сложно представить. В новом корпусе эта проблема будет решена.

– А как обстоит ситуация с кадрами? Приходят молодые сотрудники?

– Видите ли, так как мы федеральное учреждение, то ни копейки из столичного бюджета не получаем. Зарплата в нашей библиотеке (при том, что РГБ – особо ценный объект культурного наследия народов Российской Федерации) – 17 тысяч рэ. Для сравнения, работники московских библиотек получают около 24 тысяч рэ. в месяц (а Центральной универсальной научной библиотеки им. Н.А. Некрасова — 33 тысячи рэ.). Вот и подумайте, куда пойдет молодежь?
Сегодня в РГБ происходит катастрофическое старение кадров. Работают в основном женщины, средний возраст – 50 лет. Такими темпами лет через 5–10 мы дружно всей библиотекой уйдем на пенсию. Так что, как решится эта проблема, вопрос интересный...
 



Возврат к списку

© 2007 — 2019 «Русская Школьная Библиотечная Ассоциация», Информационный портал школьных библиотекарей России, свительство о регистрации сетевого издания ЭЛ № ФС 77 - 76029 от 19.06.2019
Все права защищены